• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:32 

Куда приводит побег от зам. декана (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Какая приключенческая история обходится без погони! Конечно, когда гонятся за тобой, это менее приятно. Вот и на этот раз за мной и моей университетской группой гнался зам. декана по учебной работе, потому что он страстно хотел заставить нас писать контрольную работу. Ужас заключался в том, что мы даже не знали, по какому предмету мы должны писать контрольную. Тем не менее, писать ее не хотелось ни по какому предмету.
Собственно, мы убегали от вышеназванного зам. декана и наиболее удобным местом для того, чтобы спрятаться, сочли главное здание МГУ. На всякий случай (если вдруг кто не знает) – юридический факультет МГУ находится в т.н. 1-м ГУМе – это здание минутах в 10-ти ходьбы от главного здания. Забежав в главное здание (далее – ГЗ), мы совершенно спонтанно разделились. Все мои одногруппники кинулись прятаться в один кабинет, а я побежала дальше, потому как мне этот кабинет показался абсолютно ненадежным. Кто же прячется на самом первом этаже, как только вбегаешь в здание! Руководствуясь голосом рассудка и здравого смысла, я рванула на верхние этажи, в общежитие, надеясь, видимо, затеряться в толпе студентов. Как выяснилось впоследствии, я оказалась права. Уже забегая в лифт, я обернулась, и увидела, что коварный зам. декана все-таки выловил всех моих одногруппников и теперь дружно выводит их из того самого кабинета, чтобы затем заставить их писать контрольную работу. Мысленно поблагодарив внутренний голос, я рванула наверх.
Я вошла в холл общежития, и первые люди, которых там увидела, были комендант, сидящая около входа, и две девушки – видимо, проживающие там. Несмотря на лучащуюся вредностью физиономию тетки-комендантши, я все-таки спросила разрешения посидеть здесь немного, и та с ужасной неохотой согласилась. Переждав некоторое время, чтобы зам. декана окончательно покинул ГЗ, я решила, что уже можно оставлять мое укрытие и выходить наружу. Но здесь меня поджидал сюрприз в виде комендантши! Сия адская женщина на полном ходу остановила меня и шарахнула прямо в лоб вопросом – а знаю ли я, кто такие позитивисты и негативисты? Ошарашенная таким неожиданным поворотом сюжета, я так и не смогла ответить, кто это такие. Позже, анализируя ход событий, я осознала тот факт, что негативистов, кажется, в природе совсем не существует, а позитивистов в курсе философии мы еще не проходили. Суровая комендантша была расстроена моим уровнем подготовки и сказала, что я буду должна написать ей реферат про позитивистов и негативистов, и сдать его, т.к. она, добрая душа, позволила мне просидеть здесь и избежать страшной кары в виде контрольной работы у зам. декана. Разумеется, я согласилась, клятвенно заверила ее в том, что обязательно выполню данное задание, и поскорее удрала из этого ужасного места.
При выходе из ГЗ я увидела нашу машину. Поскольку ее постоянного водителя, т.е. Евгения, не было, то я сама села за руль и нажала на педаль газа. Дабы окончательно запутать следы, перед тем, как ехать домой, я решила сделать круг по окрестностям. Так, на всякий случай, если вдруг зам. декана или тетка-комендантша умеют читать следы. Все было бы замечательно, и я, наверное, даже очень хорошо запутала свои следы, но при этом заблудилась сама. И тут пришло спасение в виде телефонного звонка от Евгения! Я ему объяснила, где именно я заблудилась, сделала примерное описание окружающих меня предметов и растительности, на основании чего Евгений дал мне четкий курс, куда мне надо ехать. А ехать надо было на площадь Индиры Ганди, где у нас с пушистым мужем была назначена встреча.
Приехав на площадь, я умудрилась остановиться в таком месте, что теперь уже Евгений не мог меня найти. Поэтому я оставила машину и отправилась навстречу ему. Моя радость от того, что я вижу знакомые и родные места, была так сильна, что я даже забыла запереть машину. Встретившись с Евгением, я радостно сообщила ему, что забыла запереть машину, но это все фигня, потому что мы наконец встретились! Евгений со мной согласился (еще бы!) и сказал, что да-да, это все фигня, за такое короткое время ничего случиться не должно. Но оба мы оказались неправы, потому что вернувшись к машине, увидели, что ее уже начали разбирать на запчасти.
Занимались этим радостным делом два мужика, которые в тот самый момент, когда мы вернулись, весело вытаскивали двигатель. Мы, разумеется, со своей стороны сообщили мужикам о недопустимости их поступка и о полной офигительности происходящего. Мужики наши доводы поначалу не восприняли, аргументировав это тем, что, мол, машина была открыта, и теперь они могут забрать из нее, а также от нее все, что только захотят. Мы, применив до сих пор остающийся неразгаданным способ убеждения, все же заставили автомобильных хулиганов вернуть двигатель на место и прогнать их с, так сказать, места преступления.

12:54 

Вороны-мутанты (сон 4х-летней Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Поскольку в последнее время в связи с сильной загруженностью ни Евгению, ни Helenku сны не снятся, мы решили вспомнить, с чего все начиналось. А именно – наши сны из далекого детства. Ниже будет приведен исключительно сон Helenku, поскольку Евгений из своего детства, ничего кроме пошлости и разврата, вспомнить не смог (что, собственно, неудивительно!).
Да, также следует заметить, что абсолютная бредовость снящихся сейчас снов не возникла сама собой в последние 2-3 года, а была присуща Helenku изначально, с момента, так сказать, рождения. Следующий сон Helenku, приснившийся когда ей было примерно 4 года, как раз доказывает это утверждение.

Мы с мамой ехали в очередное путешествие на поезде. В детстве мы, в принципе, весьма часто ездили на поезде, так что в этом не было ничего удивительного. Что люди любят делать в поездах? Пить пиво, играть в карты, заводить кратковременные романы и стоять в коридоре смотреть в окно. По возрастным ограничениям мне, увы, подходило только последнее. Иногда, кстати, случается так, что поезд вдруг останавливается посреди какого-то поля и стоит, ожидая непонятно чего. Вот здесь произошло то же самое. И я, стоя у окна, увидела очень странную вещь, совершенно нехарактерную для среднеевропейской части России. Посреди довольно-таки унылого поля стояла ворона-мутант. Не совсем такая, как мутанты черепашки-ниндзя, но все-таки. Во-первых, она была раз в десять больше обычной вороны и практически достигала моего собственного роста. Во-вторых, вместо одного крыла у нее была человеческая рука. Увидев устремленный на нее взгляд, однокрылая жертва неудачного генетического эксперимента помахала мне какой-то из своих уникальных конечностей, и поезд двинулся дальше. Дальше, как это ни прискорбно, легче не стало. По всей видимости, встреченная мной ворона была то ли служащей пограничных вороньих войск, то ли представителем таможенной службы, но впоследствии данные вороны стали встречаться так часто, что я осознала – мы приехали в страну ворон-мутантов. Наиболее смелые умы могут высказать предположение, что это был просто-напросто Чернобыль или Зона 51 в Неваде, но я останусь при своем мнении.
Сперва они появлялись просто группами по 2-3 штуки, потом стали встречаться целые стайки. При этом все вороны махали поезду своими конечностями, и выражение морд у них при этом было самое что ни на есть зловещее. Добра нам это явно не сулило.
В конце концов, вороны непонятным науке способом стали появляться прямо в поезде. Вполне возможно, как раз под видом таможенного контроля и погранично-ревизионной службы. Что самое неприятное, некоторые из этих ворон начали проявлять ко мне не вполне здоровый интерес. Проявлялось это в том, что они стали гоняться за мной по всему поезду, чтобы захватить меня с неизвестными мне целями. Вполне возможно, они судили, что если у меня в наличии имеются две руки, то из меня можно сделать целых двух ворон-мутантов.
Я, будучи молодой, здоровой и крепкой девахой, поначалу от них очень ловко убегала, только что не дразня ворон напоследок. Однако моего образования на тот момент (т.е. в возрасте 4 года) было явно недостаточно, чтобы осознавать тот факт, что вагонов у поезда не бесконечное количество, и поэтому вскоре вороны загнали меня в тупик. А именно в последнее купе последнего вагона поезда. Окруженная приближающимися со всех сторон врагами, на сытых и лоснящихся мордах которых были не менее лоснящиеся клювы, а также присутствовало крайне довольное и зловещее выражение, я все же не потеряла присутствия духа. Следуя государственным традициям, существовавшим испокон веков, я решила, что живой я в руки и крылья врагов не отдамся. Петь напоследок “Интернационал” было глупо (вороны все равно бы не поняли), поэтому я с торжествующим выражением на лице сунула пальцы в оказавшуюся рядом розетку.
Последнее, что я услышала, были недовольные возгласы ворон. Что ж, пусть знают – русские не сдаются!

P.S.: погранично-ревизионная служба является абсолютно выдуманной, т.к. не входит в официальный перечень Федеральных служб РФ, утвержденный Правительством Российской Федерации.

00:20 

Мечта сбывается. И не сбывается (дневной сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Эпиграф: Что может быть ужаснее, чем агония неразделенной любви? (с) “Love Actually”

Предыстория: для осознания всей глубины нижеприведенного сна вам, дорогие читатели, потребуются некоторые разъяснения, связанные с психологией Helenku периода полового созревания. В это самое время, когда у юных и страшных девушек формируются, так сказать, представления об идеальном объекте противоположного пола, Helenku, обладавшая тогда еще незамутненным сознанием, смотрела телевизионный сериал “Quantum Leap” (в отечественном переводе “Квантовый скачок”), и была без ума от главного персонажа данного сериала – Сэма Беккета (которого играл актер Скотт Бакула). Данный факт имел в своей основе две первопричины. Во-первых, Бакула был, по мнению тогдашней Helenku, очень красив и представлял собой идеал мужской красоты, которая, как утверждают многие, вообще не существует, в отличие от красоты женской. Во-вторых, персонаж Бакулы, доктор Беккет, являл пример сугубо положительного героя, лишенного вообще каких-либо недостатков, из-за чего многие критики даже упрекали создателей сериала в чрезмерном идеализировании и адски приторной положительности главного героя.
Тем не менее, по мнению многих наблюдателей, образ, воплощенный Скоттом Бакулой на экране, заложил у Helenku идеал ее мужчины, согласно которому она впоследствии оценивала противоположный пол, в том числе и будущего мужа. Вместе с этим любовь к сериалу и Сэму Беккету осталась у Helenku и по сей день, что проявляется в периодическом просматривании эпизодов сериала, а также в неподдельном интересе ко всему, что с ним связано. Восхищение же самим актером, Скоттом Бакулой, также не прошло, несмотря на наличие в данный момент времени пушистого мужа. Последний, кстати, разделяет любовь Helenku к сериалу и к главному герою (естественно, любовь с его стороны исключительно гетеросексуальная), поэтому разрешает любимой жене продолжать, так сказать, переться от того, что ей нравится.
Кратко же идея сериала заключается в следующем. Доктор Беккет, физик по образованию, создает некий вид машины времени, в результате чего он отправляется в прошлое, но не физически, а ментально, оказываясь каким-то реально существующим в прошлом человеком. Он вынужден оставаться в его теле, пока не изменит ход истории в судьбе этого человека, чтобы исправить какие-то негативные события в его жизни. Например, он должен предотвратить убийство жены этого человека, или сделать так, чтобы его не выгнали с работы, и он впоследствии не спился, потеряв смысл в жизни и т.п. Если он помогает этому человеку, то “перепрыгивает” в тело другого человека, уже в другом времени, и все начинается заново. Таким образом он “прыгает” от серии к серии, мечтая о том, чтобы когда-нибудь это все закончилось, и он смог вернуться домой, в свое время.
Любовь Helenku к доктору Беккету была так сильна, что просмотр последнего эпизода сериала, где после финального кадра была надпись “Сэм Беккет никогда не вернулся домой”, вызвал длительную и непрекращающуюся истерику и депрессию, рецидив которых случается до сих пор.

Собственно, сон.
Добрый Евгений подарил мне последний, недостающий 5-й сезон моего любимого сериала “Квантовый скачок” и я, невероятно счастливая, дождалась самого романтического времени суток – позднего вечера, когда уже было темно, чтобы остаться наедине с моим любимым персонажем – Сэмом Беккетом. Мне повезло, и я сразу же попала на весьма интересную серию, где Беккет стал сыном некоего очень умного профессора и одновременно женихом очень глупой бабы. В результате сей метаморфозы он обнаружил в себе уникальную способность видеть существование неких непонятных призраков, передвигающихся по дому, где он жил. Разумеется, в любом нормальном обществе, что в прошлом, что в будущем, таких людей принято считать сумасшедшими, и неудивительно. Но самое неприятное заключалось в том, что он-то был абсолютно нормален, а эти призраки представляли собой особо законспирированную группу диверсантов, использующих последние достижения науки и техники, чтобы казаться всем призраками. Их коварный замысел состоял в том, чтобы убить почтенного профессора и ограбить его дом.
Однако не тут-то было! Сэм Беккет, несмотря на насмешки и презрение окружающих, хитрым образом сумел перепутать подлым убийцам и грабителям все карты и помешал им осуществить свои грязные планы! Для этого он применил метод, опробованный еще Карлсоном при отпугивании воров – спрятался в гардероб при входе, в результате чего они (воры) не смогли пройти в дом дальше гардероба. Гардероб, кстати, представлял собой типичный образчик постсоветской школьной раздевалки в виде железного столба с крутящимися вокруг него крючками на продольных металлических балках. Причем Беккет провернул свою операцию так хитро, что антагонисты даже не узнали, кто помешал им осуществить их коварные планы.
Однако, как всегда бывает в подобных историях, главную подставу устроила женщина. Т.е. невеста главного героя. Будучи блондинкой, она просто и без затей похвасталась своим знакомым (которые как раз и были ночными грабителями), что ее жених недавно прогнал целую толпу лиц, незаконно проникших в жилище. Грабители, поскольку блондинками не были, сразу же сложили в уме два и два, и поняли, к кому им следует предъявлять претензии за, как это трактуется в гражданском законодательстве, упущенную выгоду. Они ловко и умело похитили Сэма Беккета и приготовились предать его жуткой и мучительной смерти.
По всей вероятности, их неоконченное преступление носило острый социальный подтекст, направленный против засилья интеллигенции, и, в частности, старой профессуры. Имея в своем распоряжении собственный замок оригинальной конструкции типа “Колизей” (круглое здание со множеством арок), куда и привезли связанного Беккета, покушение на ограбление далеко не бедного, но и не столь богатого жилища профессора кажется отчаянной попыткой скрыть истинные мотивы готовящегося преступления, посягающего на личность и здоровье человека. Тем не менее, убийство совершено не было, а вот жизни Беккета угрожала серьезная опасность. По счастью, организаторы преступления куда-то очень торопились и не могли моментально приступить к предаванию Беккета жестокой и мучительной смерти. Поэтому они покинули замок, предварительно позаботившись о том, чтобы пленник никуда не смог сбежать. Для этого было сделано следующее:
1) Беккет был привязан к дереву во внутреннем дворе замка;
2) Дополнительной страховкой служила веревка, которая привязывала его к торчащему из-под земли металлическому штырю, расположенному в находящемся в центре внутреннего двора овраге;
3) На крепостных стенах замка в каждой из башен был выставлен арбалетчик;
4) По всему периметру внутреннего двора, но уже на земле, также были выстроены арбалетчики.
По первоначальному замыслу хозяев замка, Беккета должны были расстрелять из арбалетов, но в настоящий момент арбалетчики служили охраной и могли применять оружие лишь при попытке пленника к бегству.
И здесь, по счастью, Беккету повезло. К дереву его привязали не так сильно и не так умело, как это могло бы быть, и он сумел частично освободиться. Понимая, что при малейшем трогании с места его тут же расстреляют, он решил остаться у этого дерева, но обеспечить себя мега-оружием, способным помочь ему выбраться. Для этого он расплел часть веревки, которой был привязан к штырю, отодрал от рубашки запонку, продел туда веревку и еще более непонятным образом воткнул в запонку серп, валявшийся у него возле ног. После чего оружие массового поражения было готово к бою. Первый же взмах по окружности над головой прикончил всех арбалетчиков, находящихся во дворе. Охрана же, стоящая на крепостной стене, не успела и опомниться, как их настиг второй взмах. После чего Беккет спокойно взял и ушел, оставив в замке добрую память о себе.
Сей героический поступок не остался незамеченным. Невеста главного героя и сам профессор ежесекундно выражали ему свою горячую благодарность за совершенный им подвиг, а вездесущие телевизионщики даже смогли заснять, как именно он крошит в капусту несчастных арбалетчиков, и теперь крутили это в каждом выпуске новостей.
На этом серия закончилась, и я решила полазить по меню DVD-диска – посмотреть, что там есть еще. Вот тут-то и начались подставы. В меню оказался раздел “Биография Скотта Бакулы”, а в нем подраздел, озаглавленный “Материалы NC-17”. Обезумевшая от настигшего меня уже в столь серьезном возрасте счастья, я кинулась тыркать на этот раздел мышкой, надеясь, что сейчас мне покажут Бакулу без одежды или еще какой-нибудь не менее интересный видеоматериал неприличного содержания. Однако раздел не загружался ни в какую. В отчаянии я понажимала на все пункты в меню “Биография”, еще раз проверила кнопки просмотра серий… Все грузилось великолепно, абсолютно все, но только не этот раздел. Я и вытаскивала диск, и ставила его снова, и даже просматривала видеокассету формата VHS, которая шла приложением к диску – все работало и загружалось, кроме интересующего меня пункта. Мое состояние было уже близко к истерике, потому что когда мечта почти всей жизни находится на расстоянии одного щелчка мышью, все остальное теряет смысл. Но… Мне так и не удалось загрузить этот раздел и полюбоваться на… впрочем, все, что мне нужно, я и так могу представить в любой момент.


12:26 

Уроки мести (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
По каким-то непостижимым причинам все ученики, с которыми я занимаюсь… репетиторством, в один миг заболели/уехали/спрятались/без вести пропали, в общем, так или иначе не смогли продолжать учебу, а, следовательно, платить мне энные суммы денег, без которых повседневная жизнь становится бессмысленной по причине отсутствия в ней еды, воды, бензина и кинотеатра. Данные пробелы нужно было срочно заполнять, и я принялся за поиски нового подходящего раздолбая, которому понадобится хороший скромный репетитор. Мне повезло. Ученик в виде некой определенной бабы нашелся довольно скоро. Условия проведения занятий и оплаты были более чем выгодны: девушка имела возможность приезжать ко мне прямо на работу три раза в неделю и обязалась платить довольно приличные суммы. Правда, было здесь что-то, что сильно смущало меня. Я долго думал и наконец понял, по какому поводу я испытывал неудобства: дело в том, что в прошлом я то ли убил родителей этой девушки, то ли устроил им какую-то примерно похожую подставу, причем ученица моя была прекрасно осведомлена об этом и ненавидела меня.
Исходя из вышеизложенного я решил, что подходить к данной бабе опасно для моего психического и физического здоровья, вследствие чего проведение занятий становилось немного проблематичным. Но фортуна улыбнулась мне и в этот раз. Почти сразу мы с Наташей натолкнулись на младшую сестру моей омраченной ненавистью ученицы, родителей которой, следуя законам логики, я убил также. Младшая сестра незначительно отличалась от старшей внешне: единственное видимое различие состояло в том, что первая была на голову ниже второй; зато разница в характерах поражала воображение: младшая была человеком добрым, отзывчивым и ни капельки не злилась на меня за убийство ее не столь дальних предков (подумаешь, с кем не бывает?..). Но доброта ее на этом не ограничивалась. Девушка просто и без затей призналась мне, что имеет те же трудности в освоении той же программы, что и сестра и пообещала, что будет приходить ко мне на занятия вместо оной три раза в неделю и платить хорошие деньги, достаточные для моего безбедного существования. Я смотрел на свою спасительницу и улыбался, у нее над головой весело посвечивал желтый кружок, а за спиной умиротворяющее шелестели крылья (шутка – прим. Helenku).
Но и на этом сказочное счастье для подлого человекоубийцы не закончилось. Мы с Наташей пошли по направлению к метро и встретили на своем нелегком пути сестру старшую. Та поспешила заверить меня, что больше не сердится за совершенный мною нелепый поступок и также готова приходить, заниматься и отстегивать приличное бабло (видимо, светящиеся кругляшки над головой – это заразно). Мы, будучи продвинутыми деловыми людьми, не стали терять время даром и отправились прямиком на химический факультет МГУ, мое непосредственное место работы, дабы незамедлительно преступить к погрызке гранита науки.
Только мы тронулись с места, как нам навстречу зашагал еще один человек с явными задатками вышеописанной святящейся штуки – сотрудник нашей лаборатории (назовем его Й). Я, находясь в такой возвышенной компании, почувствовал некое неудобство перед ученицей и, поразмыслив о ее душевном равновесии, предложил ей позаниматься с Й, так как меня она малость недолюбливает и, вероятно, будет ощущать дискомфорт во время занятий. В это время Й как раз приблизился к нам вплотную, и я поинтересовался, не сможет ли он взять девушку, родителей которой я замочил, к себе в ученики. Й, несмотря на свою благочестивость, вынужден был отказать нам по той причине, что находился в мега-загруженном состоянии и рабочий график его был перегружен. Й извинился перед нами, и мы не могли не простить его. Старшая сестра, однако, поспешила заверить меня, что все в ажуре, и она вообще уже практически не сердится, тем более за такую мелочь. Я вздохнул с облегчением, и мы продолжили свой путь к знаниям.
Кого бы замочить в следующий раз?..

00:25 

Древнерусский трэш (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Папа в очередной раз решил нас повеселить, а делает он это следующим образом – откалывает какой-нибудь убойный прикол. Вот и сейчас он взял да и написал при устройстве на работу настолько смешное резюме, что мы все не могли сдержать смеха, читая его. Надо сказать, что папу это немного расстроило. Не то чтобы он обиделся, а просто явно не ожидал такого эффекта. И сообщил нам, что если мы будем продолжать над резюме смеяться, то он (папа) станет очень грозным, и это может повлечь за собой какие-нибудь последствия. Тем более, ему есть в кого таким становиться – оказывается, в конце 18-го – начале 19-го века у него (и у нас, соответственно) был предок, который был ну просто-таки чрезвычайно грозен. И, разумеется, рассказал нам захватывающую историю о нем. История была настолько захватывающа, что я даже стала одним из основных ее действующих лиц. Вот как было дело.
Жил-был достаточно солидный помещик – не сказать, чтобы олигарх, но и не мелкий купчишка, коих в то время было пруд пруди. И были у этого помещика жена и хренова куча дочерей – пять или шесть. Об их точном числе летописи умалчивают. Но был он очень грозный. Просто неописуемо. Заключалось же это в следующем. Радушно встречая женихов, которые приходили свататься к какой-либо из его дочерей, впоследствии в разговоре с ними он склонял несчастных молодых людей к самоубийству. Он не запугивал, не угрожал и не делал ничего противоестественного. Просто на протяжении всего разговора проходило тотальное моральное опускание бедного юноши, оканчившееся тем, что тому уже самому не хотелось осквернять своим ничтожным и никчемным существованием этот замечательный мир. На этом, надо сказать, дело не заканчивалось, и, как правило, после самоубийства молодых людей сводили счеты с жизнью дочери этого помещика, т.к. одна за другой, в порядке следования, оставались без женихов. Любая нормальная девушка понимала, что если у нее был жених, а потом его не стало, то ей, собственно, на этом свете тоже делать нечего.
Уголовный кодекс здесь был бессилен.
Таким образом, в скором времени у нашего помещика закончились все дочери, кроме младшей. Младшей, разумеется, была я. Надо заметить, что у меня были некоторые подозрения по поводу столь преждевременной кончины всех моих более старших сестер и их женихов и, сложив два и два, я без проблем поняла причину произошедшего. Нельзя сказать, что меня она сильно ужаснула, но на душе было как-то неприятно. А вот когда я узнала, что ко мне собирается свататься какой-то мелкий чиновник (представленный в этой истории, естественно, Евгением), то пришла в самый натуральный ужас. Несмотря на отсутствии высокоразвитой цивилизации в это время, жить мне все же хотелось. Да и несчастного юношу было жаль – он и так мелкий чиновник, да так им и останется. Навсегда.
Попросив своего будущего жениха временно подождать с визитами в наш дом, я надеялась таким образом уберечь его от роковой судьбы остальных. Но, очевидно, страсть затопила его разум, чувства заполонили сознание, и он не внял голосу моего рассудка, сообщив, что безумно хочет поскорее жениться и на следующий же день пойдет к моему отцу просить моей руки. В душе проклиная некоторую тупость моего будущего супруга, я, тем не менее, способность мыслить (в отличии, опять же, от него) не потеряла. Жить хотелось все сильнее и сильнее, и я сбежала из дома.
Надо сказать, что поступок мой был весьма опрометчивый и рискованный. Уже совершив побег, я вспомнила, что одна из моих сестер, более отважная, чем остальные, также сумела сбежать из дома. Однако ее нашли и ее участь была печальнее других. Их с женихом довели до самоубийства еще более жестоким и извращенным способом, слава богу, не дошедшим до наших дней. Но я все же рискнула. Умирать ведь все равно один раз.
Для того чтобы не повторять судьбу моей сестры, я решила блеснуть выдумкой и оригинальностью и спряталась в подвале соседнего дома, считая, что там-то меня уж точно не найдут. И действительно, я там благополучно прожила какое-то время, хотя меня искали и весьма интенсивно. Среди ищущих были: мой еще более озлобленный и грозный предок, а также мой обеспокоенный жених. Думаю, если бы у меня еще остались какие-нибудь живые родственники, они бы искали меня тоже. Единственным человеком, кто знал о моем местонахождении, была моя добрая-добрая мама, которая своим поведением уравновешивала грозного-грозного папу. По ночам она приносила мне еду, глубоко горюя о несообразительности и печальной судьбе остальных своих дочерей.
Также по ночам я выходила гулять, любуясь звездным небом и видом окрестностей. И вот, в одну из таких прогулок, меня наконец-то нашел мой жених. Несмотря ни на что, я была очень рада его видеть (еще бы, сидеть одной целыми днями в подвале!). Он скромно и целомудренно взял меня за руку и тихо спросил, где я пропадала все это время. А потом мы просто стояли на освещенной луной лужайке и разговаривали обо всем на свете.
Мы так заговорились, что не заметили, как к нам начал приближаться мой страшный предок. Бежать было уже поздно, нас и так успели увидеть, да и некуда было бежать-то. От страха замерев на месте, мы дождались, пока отец подойдет к нам, и решили молча выслушать наш окончательный и трагичный приговор. Грозный предок грозно подошел к нам, критически окинул взглядом и чуть менее грозно сказал, что, мол, так и быть, он не будет доводить нас до самоубийства, а наоборот – разрешит пожениться. И если будем хорошо себя вести – то разрешит и жить дальше. Кроме того, он сделал нам самый необычный за всю историю существования человечества свадебный подарок. Он пообещал поставить нам по “пятерке” каждому, но не в аттестат, а просто так, на бумажке. Но эта бумажка, несмотря на кажущуюся юридическую недействительность, все равно должна была помочь нам устроиться на работу.
Как уже говорилось, мой предок был достаточно состоятельным человеком, и поэтому мог позволить себе в конце 18-го века личный автомобиль и собственного шофера. На котором (автомобиле) мы и уехали в наше совместное светлое будущее.

19:22 

Тройной удар-3 (сны Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Сон первый, квадратный.

Что может быть хуже, чем родиться рабом? Ну конечно же родиться рабом раба. Это ужасающее несчастье и произошло со мной на сей раз. Я работал в неком негритянском поселке, в котором, по всей вероятности, жили рабы белых людей. Я же, в свою очередь, был белым рабов черных прислужников. Определенно – жизнь – это череда белых и черных полос. Моими непосредственными хозяйками были черные женщины, беспощадно использовавшие меня в качестве мальчика на побегушках. Надо отметить и тот факт, что женщины, в отличие от мужчин, которые хоть чем-то заправляли, были совсем бесправные, поэтому с радостью выплескивали на меня все накопившиеся за много лет управленческие инстинкты и комплексы неполноценности. Утешало лишь то, что подобные мальчики имелись во многих домах моего поселка. В тех домах, где мальчики не имелись, они просто существовали в качестве квадратных рабов (раб2). Обычно днем всех нас отпускали поиграть во двор (боюсь себе представить, во что они там могли играть – прим. Helenku). Всех, кроме меня…Таким образом, я оказывался даже не на низшей ступеньке общественного строя, а где-то за пару километров до вожделенной социальной лестницы. Этому не преминули обрадоваться остальные мальчики-рабы, они подбежали к моему окну и начали звонко смеяться над моей страшной бедой. Они ощущали свое превосходство, на их подлых лицах играло злорадство. Мне было очень обидно.

Сон второй, экспериментальный.

Однажды в студеную зимнюю пору
Я ехать решил на машине «Газель».
Старушка была абсолютно не новой,
Мороз пробивался сквозь каждую щель.

Однако, как в сказке, я вдруг обнаружил,
Что климат-контроль установлен внутри,
Логично, что я не хотел быть простужен,
На нужную кнопку нажал раза три.

Затем я зачем-то куда-то подъехал
И вышел из мега крутого авто,
А после вдруг понял, сознал и доехал,
Что сделал критически что-то не то:

Оставил работать в машине включенным
КК с циркуляцией воздуха «внут.»,
Легко догадаться, что был обреченным
На злую удачу машине капут.

В «Газели» моей запотели все окна,
Зеваки мгновенно собрались кругом.
Они потешались, что я столь отстойно
Могу обращаться с несчастным автом.

Что новые модные техно-теченья,
Меня обошли, недалекого столь.
И вследствие этого я – исключенье,
Не знал, как работает климат-контроль.

Они все смеялись, мне было так больно!
Обида прожгла раскаленной иглой.
Хотелось воскликнуть: «Уйдите! Довольно!»
Но в ржащей толпе исчезал голос мой.

Сон третий, бюрократический.

После всех пережитых издевательств и унижений я помогал аспирантке из нашей лаборатории разбираться, к какому руководящему органу она принадлежит – ФНМ, МГУ или вообще Академии Наук. В принципе, в таком возрасте и с таким статусом, с этим сложным вопросом уже пора было давно определиться, но несчастную девушку все же можно было понять. Неразбериха произошла из-за многочисленных документов, которые ей нужно было куда-то предоставить и ужасной бюрократии, пустившей свои зловонные корни в широкие пространства нашей Родины. По этому поводу можно сказать только одно – DAS UBEL.

12:17 

Ограбить себя (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Добропорядочность и законопослушность явно не являются сильными сторонами моего характера, поэтому я вновь спланировал гениальное ограбление. На этот раз гениальность концентрировалась в месте непосредственного совершения преступления – химического факультета МГУ. В свою банду я, вспомнив старое доброе выражение о том, что главное всегда – не количество, а качество, взял только двух человек. Зато каких! Первым человеком была, естественно, моя любимая жена, а вторым – реальный мега-чел – бывший спецназовец, хранивший по сей день много продвинутых снаряжений, инструментов для ограбления, новейшие системы охраны, политические секреты африканского племени Дан и вообще разбирался во всяких клеевых вещах.
Отлично подготовившись, мы проникли в помещение моего любимого факультета, где непосредственно хранились деньги (видимо, это был кабинет декана – прим. Helenku). Однако деньги на химическом факультете никогда не лежат просто так. И даже просто так в сейфе. Для того чтобы достать их, нужно было лезть на стену, в прямом и переносном смысле этого слова. Втроем мы отважно пробирались вверх по канатам, минуя благодаря старому спецназовцу, охранные ловушки и витавшую в воздухе опасность. Однако наши старания увенчались-таки успехом – буквально «с потолка» мы достали 7 пачек денег, разновидностью – американские, зеленые (в каждой пачке находилось примерно по 100 банкнот 100-долларовыми купюрами). Я, обладая остро-меркантильным умом, сразу задумался, каким образом мы поделим все на троих. Но размышлять об этом мне пришлось недолго. Гребаные хранители общественного порядка, именуемые в простонародье ментами, каким-то загадочным способом узнали о происходящем ограблении и поспешили к химфаку. Причем приездом доблестные милиционеры не ограничились и стали по-наглому обыскивать всех и каждого. Умный спецназовец сразу же предложил спрятать деньги где-нибудь. Гениальный я догадался, где именно их спрятать, в итоге пережившие многочисленные приключения доллары оказались то ли в вентиляционной шахте, то ли в канализационном стояке.
Мы же, как ни в чем не бывало, вышли с факультета, предварительно подвергнувшись тщательной проверке. Но так как ни вентиляционную шахту, ни канализационный стояк с собой мы не прихватили, несчастные милиционеры не нашли на наших телах ничего интересного. Нет, в принципе, на наших телах было и остается много чего интересного, но ментов в данном случае интересовали исключительно деньги.
Что ж, в этот раз мы победили. И гордо уходили с химического факультета МГУ с тем, чтобы ночью вернуться за вожделенными пачками и поделить их на троих.

01:30 

Мольдивы – аццтой! (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Сбылась не сильно голубая, но современно-идиотская мечта любого представителя нынешнего среднего класса в России – мы поехали отдыхать на Мальдивы! Естественно, я была с пушистым мужем, а также с сестрой. Она, слава богу, жила не с нами, а в другом номере, хотя в том же самом отеле.
Разумеется, сначала мы очень прониклись духом и очарованием этих сказочных островов. Нас поселили в роскошнейший номер, на пляже под ногами был белоснежный песок, вода поражала своей прозрачностью и теплом… Все вокруг было настолько цветным и красочным, что просто дух захватывало и потом не хотело отдавать обратно. В общем, рай да и только! Мы ловили такой кайф, какой редко выпадает в жизни.
Однако один из незыблемых законов Мерфи гласит, что если где-то что-то сильно хорошо, то как-то обязательно что-то будет плохо. Сработал он и здесь. Все началось с того, что у меня на радостной почве (или на какой-либо другой почве, не упоминаемой в данном описании по понятным причинам) порвался купальник, а точнее – его верхняя часть. Купание и загорание топлесс на Мальдивах, может быть, и приветствовалось, но Евгений бы меня не понял, и был бы абсолютно прав (прим. Евгения). Мы, недолго думая, пошли в магазин, который был расположен прямо в отеле, и купили там новый купальник. С новым купальником вроде можно было бы продолжать наслаждаться жизнью дальше, но не тут-то было.
Во-первых, за время нашего отсутствия пляж стал немного замусоренным. Среди роскошного песка виднелись банальные бытовые отходы производства. Во-вторых, в воде в большом количестве стали появляться морские коньки странного для южного полушария насыщенно-розового цвета. Помимо этого, размером они были около метра, т.е. чуть-чуть не дотягивали уже не до морского, а до вполне себе сухопутного ездового коня. На первый взгляд, они не противодействовали нашему купанию какими-либо действиями, но умудрялись причинять вред своим бездействием, а именно – чрезмерно повышенной колючестью. Решив, что на пляже больше делать нечего, мы отправились в свой номер смотреть телевизор, поскольку тот при всем своей желании устроить нам какую-нибудь подставу не мог.
И тут нам не повезло. На нас набросились служащие отеля и в очень грубой форме попросили нас выметаться вон, обозвав при этом полными уродами и отморозками. Причина столь открытой недружелюбности со стороны аборигенов, как выяснилось впоследствии, заключалась в том, что мы якобы не заплатили за купальник, купленный недавно. Хотя мы за него совершенно точно заплатили. Поудивлявшись сложности мальдивских гражданско-имущественных отношений, мы решили не связываться с беднягами и заплатили за купальник еще раз. Это их успокоило, и они снова стали обходительными и вежливыми.
Но нам было уже все равно. Решив, что отдых явно не оправдал ожиданий по причине отсутствия толковых правовых норм, регулирующих как наши отношения с морскими коньками (невозможность компенсации морального вреда, который был нам причинен по причине не-купания в океане), так и наши отношения с продавцами купальников (абсолютно неналаженный контроль финансовых потоков и полное неуважение к потребителю. Кроме этого, налицо было незнание элементарных основ гражданского законодательства и смешивание различных видов гражданско-правовых отношений)… Так вот, по причине вышеперечисленного этого мы стали собирать чемоданы, чтобы покинуть столь разочаровавшие нас райские тропические острова.

20:35 

Криминальное чтиво (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Я и мой таинственный напарник расследовали загадочное убийство в отеле. Он (отель) был несколько странным и представлял собой тупой набор номеров. Однако такое странное построение не мешало пристанищу путников и влюбленных быть роскошным представителем своего класса. Каждый номер состоял из нескольких комнат – просторных, с богатой меблировкой и техникой хай-класса. И если какой-то зажравшийся буржуй останавливался в отеле один, то имел просто дофига пространства для своих извращенных буржуйских фантазий. Важно отметить, что комнаты в пределах одного номера соединялись незапертыми дверьми, и в одной из них некий не в меру обеспеченный чувак встретил свой конец. Это было ужасно, но все же не могло сравниться с тем, что потом данного чувака подло убили с помощью ножа.
Мы с напарником тщательно исследовали место преступления и допрашивали соседа трупа, когда в соседнюю комнату зашел милый мужчина из соседнего номера. На его лице выражалось явное желание совершить что-то непристойное, но, увидев в комнате нас, гость стушевался и поспешил сказать, что пришел лишь забрать шампунь, который вчера, из-за разбушевавшихся страстей, забыл забрать у своего гомосексуального друга. И пока мы приходили в себя после такого откровенного признания, прекрасный незнакомец скрылся из поля зрения.
Однако мы, по некой неизвестной миру причине, точно знали, что и живший и умерший в этом номере мужчины был убежденными натуралами, и догадка пришла незамедлительно. Мы практически сразу поняли, что пару мгновений назад перед нами предстал искомый убийца. Он явно пришел замести следы, но натолкнулся на нас, доблестных и, чего там скрывать, красивых хранителей порядка, поэтому незамедлительно придумал отмазку про нежные голубые отношения между ним и то ли соседом покойника, то ли самим покойником (естественно, в период биологического существования последнего). Но и в этот раз маньяку не повезло: вопреки сложившимся стереотипам и фильму «Горбатая Гора», мы с напарником были гетеросексуалы, причем гетеросексуалы крайне догадливые. Остается надеяться, что мы также были быстрыми на ноги, потому как последнее, что я запомнил, было начало грандиозной погони за преступником.

17:32 

Евротур (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Приключения на этот раз начались прямо на холодной и уравновешенной Английской земле. Я оказался на ней вместе со своей машиной, указателем топлива на нуле и без какого-либо намека на деньги. Случившееся до сих пор неясно науке, но по причине своей непервичности, не стоит нашего пристального внимания.
Однако домой нужно было все же возвращаться, и я мысленно напрягся в надежде на скорое и безболезненное межпространственное перемещение. Но, к сожалению, электрические волны, излучаемые моим здоровым мозгом, привели к несколько иному результату – рядом со мной появилась Наташа, а следом за ней – девушка-сотрудница из моей лаборатории.
Я объяснил представительницам слабого пола сложившуюся ситуацию, и все мы стали прилагать умственные усилия, чтобы найти выход из, казалось бы, безвыходной ситуации. Самой сообразительной из нас троих оказалась девушка из моей лаборатории, которая, поразмыслив совсем недолго, предложила Наташе раздеться и пойти совращать неизбалованных английских мужиков-джентльменов с целью выманить у них вожделенные деньги. Но Наташа, будучи, как известно, очень скромной и высоконравственной, отказалось от сего постыдного предложения.
Далее случайные спутницы попросили меня доступным языком объяснить им, в каком месте Земли мы находимся и где на этом голубом и не очень шаре расположена Россия. Тогда я, просто и без затей, нарисовал карту Европы, обозначив страны, их столицы и крупнейшие промышленные города. Девушки очень обрадовались, что я так клево рисую и знаю географию. Наташа незамедлительно предложила пересечь Ла-Манш, незаконно вторгнуться на территорию Франции, где у нее много друзей, которые даже не полные извращенцы, и попросить помощи у них. Моя сотрудница добавила, что, как явно следует из карты, по соседству с Францией распростерлась Германия, где прямо сейчас находится в командировке наш коллега. Он, в свою очередь, может помочь, если французские друзья вдруг надумают брать с нас слишком развратную плату.
Все это было просто и замечательно, если бы не одно «но». Вопрос о том, где взять деньги на бензин (или просто бензин), чтобы доехать хотя бы до Ла-Манша, оставался более чем просто открытым, тем более для консервативного Соединенного Королевства.

23:26 

Сыграть в натурала (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Предыстория:
У американцев, немного нездоровых на голову в отдельных областях, тем не менее имеются некоторые замечательные вещи, на которые следует обращать внимание. Одна из таких вещей – это реалити-шоу “Playing It Straight”, что на нашем великом и могучем именуется “Сыграть в натурала”. Правила шоу чрезвычайно просты и гениальны. Берется одна девушка, поселяется на шикарном рачно, а затем к ней на ранчо подселяются 14 красавцев-мужчин. После этого радость девушки слегка обламывают, сообщая ей, что не все 14 имеют гетеросексуальные предпочтения. Проще говоря – среди них есть геи. И сколько этих шалунишек просочилось туда – неизвестно. Может 2, может 5, а может даже и 10. “Радость”, вызванную наличием среди натуралов нескольких геев, усугубляет тот факт, что участники шоу не знают, кто из них натурал, а кто – гей. Ну, то есть про самих себя-то они, наверное, прекрасно знают, а вот про своих соседей – вряд ли.
И вот начинается игра. Девушка каждую передачу должна выгонять двоих типа мужчин, и в конце должна оставить только одного – того самого, кто ей больше всех приглянулся. Собственно, оставаться последним имеет свой резон. И вот почему. Если девушка в конце оставляет натурала, то она вместе с ним зарабатывает на двоих один миллион долларов. Если же она выбирает гея, то он забирает весь миллион себе.
Играть здесь интересно. Девушка старается вычислить геев, исключить их и оставить в конце натурала, чтобы ей, как говорится, достался и нормальный мужчина, и кое-какие деньги (полмиллиона долларов, собственно). Натуралы также стремятся остаться в игре – им тоже хочется в конце обрести девушку и ту же самую сумму. Геи стараются больше всех – им в случае выигрыша достается целый миллион! Бедняги идут на всякие хитрости, против своей воли ухаживают за несчастной бабой, тщательно скрывая свои сексуальные наклонности, чтобы она предпочла их. Т.е. играют в натурала.

Итак, я приняла непосредственное участие в замечательном шоу “Сыграть в натурала”. Поскольку геем я не являюсь, то пришлось мне стать той самой девушкой, которая выбирает из всех мужчин самого нужного и полезного. Дело, разумеется, происходило в г. Волжский – очевидно, самом привлекательном для проведения подобных мероприятий городе России.
Мне, как и полагается, были представлены 14 мужиков, среди которых, к счастью, был и Евгений. Одиннадцать из них мне не понравились сразу и я, недолго думая, слегка модифицировала правила игры, тут же выгнав их нафиг. Остались трое – Евгений и еще двое каких-то уродов, наиболее привлекательных из всех уродов присутствовавших сначала. Причем если Евгений еще вел себя более-менее в рамках приличия (насколько он это умеет), то двое остальных участников вели себя совершенно неподобающим образом – ссорились друг с другом и вообще постоянно конфликтовали.
Решить же судьбу игры должен был конкурс, который я придумала собственноручно. Все трое должны были подарить мне что-нибудь на нижнюю часть моего тела – т.е. на ноги. Целиком. Это могли быть джинсы, брюки и т.п. Чей выбор мне понравится больше всего, тот и будет объявлен победителем. Двое участников, которые уроды, умудрились отличиться. Один принес очень классные расшитые джинсы, которые мне очень понравились, а второй – не менее клевые клетчатые брюки, смотревшиеся стильно и оригинально. Несмотря на кажущуюся близость победы, сии товарищи во время преподношения мне своих подарков умудрились поругаться друг с другом еще раз 10 и чуть ли не подраться, в результате чего я просто и без затей сказала им: “А идите-ка вы на…, ребята. Задолбали”. И выгнала обоих к вящей радости Евгения, который таким образом оказался победителем игры.
Здесь надо заметить, что Евгению сильно повезло, что я выгнала двух уродов раньше, чем посмотрела одежду, которую он купил для меня. Когда он ее развернул, я на какую-то долю секунды даже пожалела, что выгнала не его, а ту ссорящуюся парочку. Потому что любимый и, гм, заботливый муж купил мне облезлые спортивные “советские” штаны насыщенно-розового цвета типа “общественные треники с полосочками”.
Я, нисколько не задумываясь, наехала на Евгения и, на мой взгляд, вполне справедливо – зачем он подарил мне такую фигню? Он осознал свою ошибку, публично передо мной покаялся и пообещал купить мне какие-нибудь очень клевые джинсы, чтобы я на него сильно не ругалась. Зная Евгения, думаю, он выполнил свое обещание.

23:30 

Happy New Year (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Мы с Наташей, преисполненные светлых чувств, пошли проверять, перечислили ли мне долгожданную зарплату. Однако наши светлые чувства достаточно быстро поменяли окрас, так как вместо ожидаемых денег на карточке оказалось всего 3 тысячи (рублей). С печалью в сердце мы решили отменить намечавшийся ранее грандиозный шоппинг и чтобы хоть как-то утешить себя отправились кататься на велосипеде по нашему району вместе со знакомой семейной парой. Катались мы где-то в районе Воробьевых Гор, и тут я неожиданно осознал, что моя работа находится совсем рядом и, кроме того, сейчас там происходит отмечание веселого праздника - Нового Года. В данной ситуации непонятно только одно – то ли Новый Год в Москве отстойный, то ли велосипедный сезон экстремальный.
В итоге мы подрулили на химфак в прямом и переносном смысле этого слова, благополучно потеряв по дороге знакомую семейную пару, а затем не менее благополучно забив на нее. На работе же отмечание шло в полную силу. Мои коллеги очень постарались и нашли какой-то шикарный ресторан с роскошной обстановкой прямо в здании химфака. В принципе, мне давно было известно, что на моем родном факультете можно при желании найти множество тайных подземных ходов и бомбоубежищ, но вот о случаях отыскания настолько грандиозных мест общепита я, честно говоря, не слышал.
Народу в ресторане было уже дофига, мы радостно сели вместе с ними и тоже начали отмечать. Вскоре официант принес напитки в маленьких колбочках, использующихся для перегонки с обратным холодильником, они, в свою очередь, были помещены в водяные бани, представляющие собой эксикаторы из толстостенного стекла. По всей вероятности, при всей роскоши ресторана, денег на нормальную посуду у администрации не хватило и в ход пошли подручные средства (остается надеяться, что главными угощениями празднества не были 2-метил-N-фуллеропирролидин и гидрохлорид тетрабутиламмония – прим. Helenku). Цвет у напитков был соответствующий – от лазурного до огненно-рыжего, догадаться, были ли среди них алкогольные, было совершенно нереально (если кто не знает, я - убежденный трезвенник, не признающий даже пиво, за исключением пива, изготовляющегося на территории Германии и Чехии). Как назло я очень хотел пить, а посему, что логично, начал опустошать все подряд. И в итоге, как ни странно, напился.
После застолья благородные химики пошли танцевать, а мы с Наташей в качестве деда Мороза и Снегурочки (либо как вариант – Санта Клауса и Оленя) начали раздавать подарки. Одной нашей знакомой – истинной блондинке до мозга костей, мы подарили оригинальный подарок – ежедневник, обладающий замечательным свойством – когда какой-то человек писал в нем, находившись рядом с окном – на стекле отображались все его мысли. Не будем лукавить и скажем прямо, что подарок сей был больше подарком нам, чем несчастной девушке, потому как позволял стебаться и ржать над ней до умопомрачения.
Собственно, мы подарили все что хотели и, весело и навеселе, пошли дальше отмечать Новый Год непосредственно в мою лабораторию. Там отмечание было даже более странным, нежели в ресторане. Заключалось оно в том, что мы ходили и заглядывали во все комнаты – и в каждой находили нечто исконно-советского производства – где выключатель, а где унитаз, снабженный готичной железной цепью для спуска воды. Празднование становилось все более занимательным.
Мы вышли куда-то на пару минут, а когда вернулись – обнаружили, что в лабораторию пришли какие-то странные чуваки. Корень странности крылся в принесенных с собой чемоданах, матрасе и небольшом воздушном шаре. Однако потом, к всеобщему счастью, мы выяснили, что люди просто ошиблись дверью. Мы, конечно, начали незамедлительно этих людей выпроваживать, ибо нефиг ошибаться. Чуваки выпроваживались с трудом. Особенно не хотел выпроваживаться воздушный шар, по размерам не проходивший через общую дверь.
Утром в пережившую новогоднее приключение лабораторию пришли студенты и нагло стали кого-то ждать. Как выяснилось вследствие жестокого дознания, ждали они кто-то из сотрудников лаборатории, кто мог бы прочитать им лекцию. Вспомнив предшествующий вечер, мы ужаснулись и поспешили заверить точителей гранита науки, что они офигели и первого января с утра никаких занятий не будет. Студенты осознали свою ошибку и молча удалились.

13:40 

За все надо платить (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Мысли об отдыхе в последнее время становятся все более и более популярны в моей измученной многими тяжкими испытаниями, в частности, учебой, голове. Поэтому на этот раз мы поехали отдыхать в Турцию, на море. Конечно, это не Мальдивы, но на последних нам явно не понравилось, поэтому мы вернулись к старым добрым курортам Османской империи.
Отдохнуть хотелось хорошо – опять же, не так, как на Мальдивах (не к ночи будут помянуты), а денег на крутой отель не было. В связи с этим был разработан хитроумный план. Было решено брать путевку в отель подешевле, подкараулить в этом отеле какого-нибудь товарища из более богатого отеля (что бы он там, интересно, делал?) и, заперев его где-нибудь подальше, сообщить в отель его проживания, что такой-то такой-то, проживающий там-то там-то, - умер. По нашему мнению, убитые горем сотрудники отеля, в благодарность за важные для службы записи актов гражданского состояния сведения, должны были нас отблагодарить тем, что поселить в номер безвременно скончавшегося постояльца.
При всей своей тупости и дебильности план тем не менее сработал. Мы благополучно приехали в отель, и тут же увидели на нашей территории шляющегося буржуя, который явно не понимал, как оказался в таком ужасном и дешевом месте. Мы с ним, в принципе, были согласны – на пляже вместо песка была галька, да и внутреннее убранство отеля оставляло желать лучшего. Поймать его было нетрудно, запереть в какой-то кладовке еще проще. Обрадованные, мы отправились в крутой отель.
Сделав скорбные и проникновенные лица, мы подошли к ресепшену и сказали, что гражданин такой-то, к великому несчастью всего человечества, умер. Все, конечно же, чрезвычайно расстроились, стали грустить и печалиться, ну и заодно предложили нам пожить в его номере, раз уж все уже было оплачено. Мысленно сказав друг другу “йес”, мы согласились.
Отель оказался не просто крутым, а мега-крутым. Там было два пляжа – по обе стороны отеля. Я не очень себе представляю, как это возможно с точки зрения географии и прочего, но факт остается фактом. Довольные и не заморачивающиеся по поводу физического расположения пляжей, мы побежали загорать. На пляже я, абсолютно случайно, встретила всех своих бывших одноклассниц. Поскольку они не обладали таким извращенным мышлением, как я, и чудовищный план по завладению номером мега-крутого отеля никогда бы не смог прийти в их головы, они просто пришли сообщить мне, что у одной из них 27 августа намечается свадьба. И они приглашают туда нас с Евгением. Поскольку эта дата должна была наступить только через пару месяцев, мы согласились присутствовать на радостном мероприятии. После того, как девчонки ушли, мы встретили некоего мужика, с которым хорошо разговорились. Когда наступил вечер, и на пляже стало немного прохладно, он предложил переместиться для беседы в номер. Причем в номер наш. Ну, то есть не наш, а как бы “покойного” мистера-запертого-в-кладовке-а-ля-Гарри-понятно-какой.
По прошествии некоторого времени, проведенного за светской беседой, мы с удивлением обнаружили, что наш новый знакомый, помимо разговора, чрезвычайно увлечен еще одним занятием – он тырит наши вещи. На вопрос, что он, собственно говоря, делает, чувак ответил, что нефиг жить так шикарно и не делиться с более малоимущими слоями населения. И продолжил тырить наши вещи. Налицо был факт экспроприации личного имушества в масштабах отдельно взятого номера. Поскольку на настоящий момент экспроприация, хоть и мелкая, все же является уголовно-наказуемым преступлением, то Евгений убежал вниз звать милицию. Чувак, осознав, что чудо иногда случается, и милиция вполне даже может прийти в номер, стал раскидывать по номеру бутылки водки и карты, чтобы дать вполне убедительные показания о том, что они с Евгением тут пьют, играют и беспредельничают, и Евгений, будучи пьяный и в добром настроении по случаю многочисленных выигрышей, сам ему все эти вещи и подарил. Поскольку преступление обладало таким свойством, как действительность, а точнее – происходило на моих глазах, у меня было явное право на самооборону. Я гонялась за ним по комнате и пыталась его поймать, чтобы подлый преступник не удрал, по пути сбрасывая на пол карты и бутылки. Дополнительно к этому я понимала, что на будущем суде, ежели таковой состоится, для поддержки государственного обвинения потребуются более весомые доказательства, нежели мои слова. Поэтому я стала фотографировать антиобщественные действия чувака на телефон, сообщив ему, кстати, что снимаю его на камеру. Порядок рассмотрения вещественных доказательств в уголовном процессе чувак тоже знал хорошо, и также понимал, что подобная вещь вполне может убедить суд в его виновности. Поэтому в ответ он также некоторым образом нападал на меня, пытаясь отобрать телефон.
В конце концов, ему это надоело, он от меня ускользнул и побежал на первый этаж. Там его уже ждали. Увы, чудеса в нашей жизни встречаются редко, и поэтому грабителя ждал один Евгений. Не найдя ничего лучше, чем вместе орать на весь отель “Милиция! Милиция!”, мы добились лишь того, что на наши крики сбежались исключительно работницы отеля – официантки, горничные, уборщицы и еще некий обслуживающий персонал. Они сделали нам серьезное внушение, чтобы мы вели себя прилично, и отпустили ни в чем не повинного чувака, иначе нас выселят из отеля. Осознавая, что недалекие на голову турецкие девушки действуют в результате добросовестного заблуждения, и не могут быть привлечены к уголовной ответственности, мы разозлились еще больше. Масла в огонь подлило упоминание о выселении из отеля, которым нас стращали еще на Мальдивах.
Злые и недовольные, мы отпустили подлого обманщика. Утешало лишь несколько мелочей: сильно много этот ворюга с собой унести не смог и у нас все еще оставался бесплатный номер в мега-крутом отеле. А самое главное – мы разжились абсолютно бесплатными водкой и картами.

P.S.: на сны об отелях и об отдыхе явно повлияли долгие и непрекращающиеся поиски отеля для отдыха мамы и сестры Helenku.

00:30 

WARNING!!!

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Хотим предупредить, что сон, который появится здесь в ближайшие 24 часа может несоответствовать эстетическим убеждениям особо утонченных натур. Во избежание серьезных психологических травм и просто тупого шока, просим людей с тонким и ранимым внутренним миром воздержаться от прочтения следующего поста!

Искренне ваши,
Евгений и Helenku.


22:36 

Понос в Хогвартсе (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Помимо хорошего отдыха в крутых отелях в Турции или еще где-либо, моей следующей по голубизне мечтой является учеба в Хогвартсе. Соответственно, так уж вышло, что я в нем училась. Но, учеба учебой, а даже у волшебников существуют туалеты, и они туда даже иногда ходят – справлять различные физиологические потребности и не только. Как-то забрела туда по своим делам и я.
Туалет в Хогвартсе был сильно модифицирован по сравнению с тем, что было нам известно из книг до сей поры. Описанное в литературе сооружение являлось жалким подобием того великолепия, которое предстало передо мной. Это был шикарный зал с мраморными колоннами, стены белоснежного цвета, идеально выстроенные сотня или больше кабинок… Надо сказать, что за счет своих размеров туалет пустовал редко, и в нем всегда было достаточно многолюдно. Но на этот раз там явно творилось что-то странное – туалет был по-настоящему переполнен.
Я забыла упомянуть еще об одном модернистском нововведении, неизвестном нам доселе. Туалет явно был сделан из соображений принципа равноправия полов, поэтому он был общий и не относился ни к какой из подкатегорий “мужской” или “женский”. Собственно, видимо, именно это давало право ходить по нему как профессору МакГонаголл, так и профессору Дамблдору. Тем не менее, данный факт несколько настораживал – обычно преподаватели старались избегать этого туалета – исключительно студенческого, и пользовались своим, персональным профессорским.
Впрочем, я пришла в туалет не анализировать странное поведение окружающих меня лиц, а заниматься делом. Это не помешало мне постоять несколько минут в кабинке, все еще обдумывая происходящее. Но дело было превыше всего.
Когда я вышла, ко мне моментально подошли профессора Дамблдор и МакГонаголл и спросили, не было ли у меня случайно приступа диареи. Я искренне и честно ответила, что нет. Мой ответ явно вызвал подозрение у уважаемых волшебников, и они задали провокационный вопрос – а чего это я там так долго делала, если не переживала приступ острейшей диареи? Я еще более честно ответила, что тупо стояла в кабинке несколько минут, и все мои физиологические процессы находятся в полном порядке. И вдобавок поинтересовалась, по какой такой причине они меня спрашивают о не вполне этичных с точки зрения моей морали вещах. На это я услышала, что у большей половины учеников Хогвартса неожиданно случился понос, и что в задачу преподавателей входит ликвидировать распространения поноса путем вылавливания уже заболевших лиц и отправки их на принудительное лечение.
Испугавшись хогвартсовского поноса и лечения, я еще раз пробормотала, что у меня все в порядке, и убежала из туалета. Пробегая по лестнице вверх, я не могла не увидеть Снейпа, который, несмотря на наличие или отсутствии диареи в Хогвартсе, занимался своим любимым делом – орал на учеников, находясь в мега-злом состоянии. Не являясь горячей поклонницей уважаемого профессора, я побежала дальше. Прошло некоторое время, и вскоре я наткнулась на Поттера. Мальчик-Который-Выжил-даже-в-эпидемию-поноса был один, без неизменного сопровождения в виде Рона и Гермионы. У меня мелькнула мысль, что, возможно, менее продвинутые друзья Гарри пали жертвой коварного поноса, и были силой отправлены на принудительное лечение. Все это очень захватывало дух, и я решила проследить за Поттером – что тот будет делать дальше. Поттер же поступал крайне предсказуемо – впрочем, как и всегда. Он крался к домику на территории Хогвартса, где в экстренном порядке проходило совещание Дамблдора, МакГонаголл и Снейпа. Несколько уступая Поттеру по крутости и продвинутости в разного рода приключенческих делах, я проскочила в этот домик незамеченной уже после того, как то же самое сделал Поттер. Попав туда, я искренне восхитилась искусством маскировки Поттера – его нигде не было видно. Я же действовала по старинке, и, чтобы спрятаться, на карачках проползла по направлению к столу и, абсолютно незамеченной скрылась под ним.
Минерва, Дамбдлор и Снейп что-то очень оживленно обсуждали. Надо заметить, что в их речах весьма часто мелькало слово “понос”. Возможно, рассматривалась версия, что эпидемия была наслана Вольдемортом, который год от года становился все более бесчеловечным. Все это не могло не волновать директора и его заместителя, поэтому Дамблдор и МакГонаголл выглядели очень раздраженными, а Снейп, наоборот, их успокаивал, говоря “Да ладно вам, не переживайте. Все будет хорошо, я уверен”. Только что по плечу не гладил.
И тут я совершила какой-то недостойный разведчика поступок, оставшийся неизвестным, но приведший к тому, что меня обнаружили. МакГонаголл и Дамблдор тут же принялись на меня орать, мол, нарушение режима секретности, это же закрытое совещание и все такое, а Снейп неожиданно за меня заступился. Мило улыбаясь, он посмотрел на меня и сказал: “Да что вы кричите. Вы посмотрите, какая хорошенькая девочка! Утю-тю-тю-тю!”, и покачал пальцами около моего лица, как бы приглашая с ним поиграться. Видимо, ошарашенные таким неадекватным поведением профессора зельеделия МакГонаголл и Дамблдор сжалились, и перестали меня ругать. Ради этого момента стоило учиться в Хогвартсе.

21:08 

Нечто дикое (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Дело происходило то ли на Диком Западе, то ли в каком-то фэнтезийном месте, остро эту самую неприрученную часть света напоминающем. Я, Наташа, еще два мужика и одна баба составляли действующий отряд некой негосударственной, но не в меру почитаемой организации, а, следовательно, были крутыми и выполняли невероятно важные задания, смысл которых, правда, понимали не совсем до конца. И вот, в очередной раз мы отправились выполнять поручение начальства, искренне надеясь, что ведем наш грешный мир к доброму, светлому, вечному. Вместе с нами для взаимосотрудничества и взаиморазъяснения непонятных заданий непонятной организации на непонятной территории, отправили еще две группы.
Собственно, о непонятном мы задумывались не сильно, опасаясь полного и бесповоротного зависания оперативной системы, поэтому спокойно ехали, останавливались на попадающихся по дороге постоялых дворах, спали, ели и зажигали по-полной. Наконец за непонятным лесом, находившимся на уже упомянутой непонятной территории нам попался загадочный загранпост. Кроме того, у данного ЗЗ мы встретились с нашими коллегами – двумя другими отрядами, брошенными на выполнение таинственного задания. Мы очень обрадовались, что встретили товарищей и что не только мы такие тупые не понимаем происходящего. Посовещавшись, мы решили-таки идти дальше по отдельности, потому как вполне осознавали, что такое количество непонятных людей с не обезображенными осознанием происходящего лицами явно вызовут подозрения у лиц, осведомленных лучше да и просто обладающих нормальным зрением.
План сработал. Мы благополучно минули загранпост и попали на железнодорожную станцию. Нам нужен был поезд, следующий до Сан-Антонио, но это, к сожалению, не волновало начальника станции, который не пустил нас на платформу, мотивируя свое поведение тем, что мы должны прежде приобрести у него по разумной цене дисконтные карточки, дающие 60% скидки на все билеты. Нисколько не удивившись наличием в непонятном месте вполне понятной дисконтной системы, мы согласились, предварительно оценив выгодность предложения, и начали сбрасываться на сие чудо прогрессивно развивающегося мира. В идеале нам нужно было набрать 15 пиастров, у меня в кармане нашлись 2 десятки, правда непонятно какой валюты, у нашей коллеги в чулке завалялась еще пара монет, также неизвестного происхождения. Собранных денег явно было недостаточно. И тут мы вспомнили о существовании в нашей банде одного очень клевого чувака: чувак был стильный, элегантный, отличался от нас утонченными манерами, галантным отношением к дамам, отменным вкусом в выборе напитков и прочей ненужной в непонятном месте ерундой. Но все равно мы считали его очень продвинутым и очаровательным, хотя, не могу не заметить, что было в нем что-то гейское. Чувак этот постоянно носил с собой чемоданчик, до отказа набитый деньгами, причем, по всей вероятности, нужного нам вида. Мы незамедлительно попросили его открыть свой девайс для транспортировки бабла и помочь нам расплатиться, но наш друг выполнил лишь одну из просьб. Он с радостью открыл чемоданчик, который оказался абсолютно пустым и неинтересным. На наши наезды, проходившие под лозунгом: «Чувак, ты офигел, где деньги?», гееподобный юноша невозмутимо отвечал, что деньги принадлежат ему и он может тратить их на свое усмотрение. Спорить с этим было сложно.
Видимо, впоследствии деньги нашел кто-то другой и мы все же купили злосчастную дисконтную карту, а с ней и билеты на поезд, отходивший в 5 утра. Работники станции, после покупки нами карточки и билетов, оказались очень добрыми, душевными людьми и выделили нам целый гостиничный номер, дабы мы могли отдохнуть в ожидании раннеутреннего рейса.
Шел снег. Мне не спалось, я волновался и решил выглянуть в окно - уточнить у начальника станции время отбытия нашего большого железного коня. Товарищ начальник не разделял моих волнений. По всей вероятности, он вообще никогда ничего ни с кем не разделял, поэтому пил в одиночестве и был очень пьян. Однако отеческих чувств от алкоголя у него только прибавлялось и он добродушно посоветовал мне, не беспокоиться, потому как он обязательно позаботится о нас всех. Не знаю, могло ли придать уверенности заявление пьяного железнодорожника, о том, что он обязательно позаботится о всех, если ожидаешь поездки на поезде в компании, несомненно, друзей сего гражданина. Однако я постарался не заморачиваться на этом факте и остаться оптимистом даже в такой нелегкой жизненной ситуации. Веселый дяденька в это время разъяснил мне, что ему по факсу прислали копию наших документов и краткую информацию из личных дел, рассказывающую о подвигах и благочестивости нашего отряда, несмотря на присутствие в нем мужика, очень похожего на гея. Стоит заметить, что отдел нашей непонятной организации всегда заботился о сотрудниках и посылал подробную информацию о нас по факсу на все постоялые дворы и другие места, где нам приходилось останавливаться. Мы были очень благодарны им за это и несомненно собирались выразить свою глубокую признательность в том случае, если путешествие на поезде, проходящем через станцию с пьяным начальником, закончится для нас хотя бы не летально.

ЗЫ: Наконец-то после столь напряженной недели нам что-то приснилось. Ура, товарищи!

20:16 

Александра Пахмутова в Америке (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Почему-то я постоянно куда-то езжу. На этот раз пунктом назначения у нас была Америка, а точнее – Колорадский государственный университет, куда Евгения пригласили работать его старые знакомые, которые в настоящий момент действительно там работают. Приехав в гостеприимную и дружелюбную страну, мы были приятно удивлены тем, что нас сразу же после приезда поселили во временное жилье. Правда, вместе с нами жили еще какие-то непонятные чуваки, и это была не квартира, не комната и даже не коммуналка, а магазин элитной косметики.
Несмотря на сам факт проживания в помещении магазина, и то, что там негде было спать, есть и прочее, прочее, мы были чрезвычайно довольны своим местом временной регистрации, поскольку нам разрешалось брать себе в пользование любую косметику, какую мы только захотим. Я так вообще была счастлива до офигения и, что странно, не переживала по поводу отсутствия элементарных удобств.
Однажды, когда Евгений ушел на работу в университет Колорадо, ко мне приехала неожиданная гостья. Неожиданность, собственно, заключалась не в том, что она неожиданно приехала, а в том, что это была Александра Пахмутова. Думаю, если бы ко мне приехал Фидель Кастро или Папа Римский, я была бы удивлена ненамного сильнее. Знаменитый советский композитор-женщина не теряла времени даром и с ходу стала убеждать меня, чтобы я не бросала своих занятий по фортепиано. Затем неведомо откуда в ее руке материализовалась папка с моим личным делом, заведенным еще в музыкальной школе в г. Волжский, в котором (личном деле) отмечалось, что я, при поступлении в школу, на вступительном экзамене продемонстрировала отличный музыкальный слух и абсолютно деревянные пальцы. В переносном, разумеется, смысле. И если их оставлять без тренировки, то они одеревенеют окончательно, и я уже никогда не смогу играть. Причем одеревенеют по-настоящему, в прямом смысле. Шутка. Видимо, учителя в музыкальной школе тоже умели шутить.
Александра же Пахмутова, зачитав мне сей архивный опус, огляделась вокруг и искренне посетовала на то, что в магазине элитной косметики отсутствует рояль, ну или хотя бы пианино. Также ее расстроил тот факт, что я, уезжая из Москвы в Америку, отдала одной из своих подружек большую часть своих нот. Мне было жаль расстраивать легенду отечественного композиторства, и я клятвенно ее заверила, что как только мы с Евгением переедем из магазина в отдельное жилье, обязательно куплю себе рояль – может быть, даже Blutner, и буду тренировать свои одеревеняющиеся пальцы.
Посчитав, что ее миссия выполнена, Александра Пахмутова попрощалась со мной и удалилась. Удалилась не в том смысле, что она была одной из программ, работающих в Матрице, и после успешного выполнения задания она самоудалилась, а в том, что она просто встала и вышла на улицу через дверь. Я же, чуточку поудивлявшись, продолжила тырить… простите, пользоваться косметикой в магазине нашего проживания. Завершением сего банального дня стал приход Евгения, но не в смысле, что в Америке он стал наркоманом, а в том, что он вернулся с работы, и мы отправились гулять.

P.S.: на данный сон оказали свое непосредственное влияние скорая отправка в Соединенные Штаты близкой подруги Helenku и увиденное краем глаза по телевизору интервью с А. Пахмутовой.

01:22 

Да здравствует мировая революция! (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Как уже было отмечено ранее, мы с Евгением жили в Америке. Плюс с нами еще тусовалась моя подруга Алена – по всей видимости, магазин косметики обладает способностью притягивать девушек. И в один прекрасный день, когда мы втроем шли по улице, к нам подошли несколько ничем не примечательных личностей и попросили им помочь. Причем помочь попросили только меня и Алену. Помощь заключалась в том, чтобы отправиться в прошлое, во Францию (если быть точным, в 18-й век) и предотвратить назревающую там революцию.
Поскольку подобные предложения бывают не каждый день, мы, разумеется, согласились отправиться в прошлое. Жаль было только бросать в настоящем Евгения, но, увы, при всех его многочисленных талантах, он, тем не менее, французский язык не знает. В отличие от нас с Аленой. Поэтому мы отправились вдвоем.
Франция в преддверии буржуазной революции была чрезвычайно красива. Мы оказались в самом центре Парижа, в канун Рождества. На улицах и в домах были развешены фонарики, стояли праздничные елки, в воздухе витала атмосфера волшебства. Произведенный древним зарубежьем эффект был настолько силен, что Алена, оглядев все вокруг, заявила, что ну ее нафиг, эту революцию и ее предотвращение тоже, и что она лучше пойдет пошляется по магазинам (тоже, кстати, красочно украшенным). Собственно, после этого она развернулась и ушла.
В недоумении я стояла недолго, поскольку, как и полагается по законам жанра, на месте прибытия секретного агента должен встречать связной. Ко мне подошли две женщины и, уже отступая от законов жанра, прямо так с ходу, без паролей и отзывов, сказали, что меня-то им и надо. Далее для краткости я буду называть их Связная 1 и Связная 2. Они ввели меня в курс дела. Дело состояло в следующем. Связная 1 и Связная 2 являлись членами некоей секретной организации, которая была создана с целью предотвращения революции во Франции. Чем им так не нравилась грядущая революция, стало ясно из последующих разъяснений, поскольку революцию готовили богатые люди, что, по большей части, является прямым нарушением исторических законов и событий, согласно которым большую часть революций осуществляют нищие, крестьяне и пролетариат при поддержке булыжников. Соответственно, мне поручалось с виду несложное, но чрезвычайно ответственное задание, состоящее в следующем. Я должна была проникнуть в дом к очень-очень богатой и влиятельной особе, являющейся одним из столпов революции. Жила же эта особа с двумя дочерьми. Мне нужно было прикинуться служанкой и, главное, - закрепиться на указанном месте. Как только первая часть задания будет выполнена, со мной должны были связаться. Может быть, даже кто-то из Руководства.
Следует отметить, что мое назначение на пост разведчика могло и не состояться, не будь Связная 1 и Связная 2 женщинами, тонко и чутко понимающими другую женскую душу. Когда они меня спросили, где вторая девушка, я без особых колебаний сдала Алену, сказав, что та ушла бродить по магазинам. Вместо порицания за недостойный настоящего разведчика поступок – сразу же закладывать своих друзей – Связная 1 и Связная 2 понимающе покивали, мол, кто же откажется пройтись по парижским магазинам в канун Рождества. Пускай даже это 18-й век.
Я без труда устроилась работать к сей знатной особе служанкой. Мне выдали весьма клевую форменную одежду – короткая юбочка, черный фартучек, черные чулки с подвязками и туфли на высоком каблуке. Я ждала и не могла дождаться, когда я, наклоняясь, начну сметать откуда-нибудь пыль. Причем надо сказать, что меня даже не посещала мысль, что являюсь героиней какого-нибудь малобюджетного порнофильма. Будь со мной Евгений, он бы моментально мне разъяснил, что к чему и зачем в моей одежде.
Но пушистого мужа рядом не было. Зато я с удивлением обнаружила, что большинство слуг у богатой француженки – это корейцы. Выяснилось это тогда, когда меня отправили работать на кухню. Мне было поручено работать вместе с ними, и в основные наши обязанности входило разливание воды по бокалам, когда кто-то из многоуважаемых господ хотел попить. Корейцы же разливали воду очень странно, вполне возможно, издавна принятым на Востоке способом. В наличии имелся огромный и невероятно тяжелый металлический ковш, которым они зачерпывали воду из еще более огромного металлического бака, и только потом наливали воду из ковша в стакан. Попытавшись повторить утонченную технику Востока, я неизменно роняла тяжеленную железную фиговину на пол и, естественно, все разливала. Помучившись так немного, я высказала рационализаторскую мысль, достойную патента – выливать из ковша воду в графинчик, а потом уже без особых проблем разливать ее из графина по стаканам. Корейцы молчаливо покивали головами и послушались. Они вообще попались какие-то ребята неразговорчивые и странные. А может, они просто не умели говорить по-французски, в отличие от меня.
Первым настоящим и реальным заданием на новом месте у меня было следующее. Я должна была звонить адвокату, который вел дела моей богатой госпожи, и под предлогом того, что я звоню по поручению своих хозяев, узнавать у него текущее состояние дел. Я звонила ему несколько раз, и каждый раз он отвечал, что все в порядке, и совершенно не о чем беспокоиться. Тем не менее, сам он явно был чем-то обеспокоен, потому что каждый раз просил напоминать хозяйке, что “если она подаст на него в суд за мошенничество, то его посадят в тюрьму, все деньги отберут без всякого разбора, и у них вообще никаких денег не будет”. Здесь, читатель, важно отметить тот факт, который, несомненно, ускользнул от тебя – Франция 18-го века была высокоразвитой и технологической страной, поскольку у них в ходу уже были телефоны. Я ощутила свою причастность к великому делу подавления революции. То, чем мы занимались, было не антигуманное подавление воли нации на свободу самовыражения, а попытка спасти страну от прыжка в пропасть, не дать превратиться высокоинтеллектуальному и развитому государству в анархическое подобие государственного объединения.
Но вернемся к моим трудовым будням разведчика. Как-то раз слуги-корейцы сказали мне (то ли они научились говорить, то ли у них кончился период молчаливой медитации), что меня просят к телефону. Я сразу смекнула, что это либо звонит кто-то из Руководства, либо меня выследили враги и сейчас звонят, чтобы сообщить, что скоро мне придет конец. Дабы продолжать блюсти конспирацию, я взяла трубку и заговорила на чистейшем французском языке. В ответ на мое приветствие я также услышала французскую речь, которая сначала была вроде как нормальная, а под конец мне протарабанили нечто такое, что я никак понять не могла. На это я тупо сказала “je ne sais pas” (я не знаю – пер. с француз.), на что в трубке весело спросили “А почему ты не знаешь?”. Выработанные навыки разведчика позволили по этому веселому тону мне догадаться, что со мной разговаривают свои. Увы, открыть этот секрет распознавания свои/чужие я здесь не могу.
Своим можно было отвечать правду, и я честно ответила, что не знаю, поскольку я, вообще-то, из России (несмотря на тот факт, что попала сюда из Америки). Тогда звонивший мужчина представился Самым главным начальником Организации (далее будем называть его Главный) и дал мне два еще более ответственных задания. Первое заключалось в том, чтобы я выкрала платья у моей хозяйки и ее старшей дочери, и передала бы их (платья) при встрече Связной 1 и Связной 2. Второе же поручение было в том, чтобы я оставалась на месте и ожидала его прибытия.
Здесь я чуть отвлекусь от красочного описания моих жизненных перипетий в качестве разведчика и покажу тебе, читатель, развитие ситуации с грядущей революцией. Я без проблем отдала платья Связной 1 и Связной 2. По хитро задуманному заранее плану девушки одели эти платья, снабдили их вуалями, чтобы остаться неузнанными, и под видом моей хозяйки и ее дочери отправились на тайную конспиративную квартиру мятежников, которые собирались там для обсуждения своих коварных замыслов по свержению существующего государственного строя. Собрание должно было стать последним перед непосредственно активными действиями революционеров, и проходило в доме предводителя восстания, господина, чрезвычайно похожего на губернатора Суонна, отца Элизабет из “Пиратов Карибского моря”. Никто из заговорщиков еще не знал, что наша могучая и всезнающая организация уже предотвратила революцию в самых низах общества, независимо от решения верхушки, и чтобы они теперь не делали, революции точно не будет. Связная 1 и Связная 2 были же посланы для того, чтобы слегка поиздеваться над мятежниками и мягко дать им понять, что их планы по захвату власти провалились.
Из присутствующих на заседании товарищей мне особенно запомнились: председатель собрания (он же – предводитель восстания), адвокат (которому я когда-то звонила) и некая истеричная молодая особа, которая постоянно ныла, плакала и жаловалась на жизнь. Когда все собрались, председатель встал, чтобы произнести очень напыщенную и пафосную революционную речь. Присутствовавшие узнали о том, что сегодня Сочельник, и когда часы пробьют двенадцать, весь народ выбежит на улицу, и вот тогда-то и начнется революция. В результате ее власть должна перейти к ним, т.е. ко всем, собравшимся здесь. Ну и, собственно, все будут счастливы.
В ответ на эти громогласные заявления Связная 1 и Связная 2 как бы невзначай кинули председателю желтую бумажную салфетку, перепачканную искусственной кровью. Тайная символика у революционеров была развита очень и очень хорошо, и он моментально понял, что это знак того, что никакой революции не будет, и кто-то всех предал.
Все, естественно, стали возмущаться, хвататься за голову и прочим образом искренне переживать. Молодая истеричная дама принялась рыдать и причитать “на какие же теперь деньги я буду жить”. На что знакомый адвокат, клиентурой которого, видимо, была вся верхушка заговорщиков, стал ее успокаивать, говоря, что если она будет экономно расходовать свои средства, то сможет спокойно прожить еще лет десять. Если, конечно, она не подаст на него в суд, потому что “если она подаст на него в суд за мошенничество, то его посадят в тюрьму, все деньги отберут без всякого разбора, и у нее вообще никаких денег не будет”.
В это время в общей суматохе Связная 1 и Связная 2 зачем-то подняли вуали, накрасили губы (видимо, в еще больший знак презрения к окружающим) и ушли.
Вернемся же теперь к тому, что в этот момент делала я. Ко мне, как и было обещано, пришел Главный, который оказался очень веселым мужиком, потому что он затащил (в хорошем смысле слова) меня на кухню и начал рассказывать всякие клевые шутки. Я в долгу не осталась и отвечала ему тем же. Мы очень сильно смеялись, отмечая, таким образом, нашу совместную победу над гидрой революции.

12:28 

Возвращение Черной Ведьмы (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Все-таки есть у меня какая-то тяга к путешествиям! На этот раз мне стало мало и Америки, и Мальдив, и даже прошлого. Я (а со мной вместе и Евгений) абсолютно необъяснимым образом попали в некую фэнтезийную страну, не имеющую, кстати, никакого определенного названия. Но, поскольку страна была фэнтезийная донельзя, то все в ней было красиво, в особенности – природа. Везде были зеленые рощи, чистые реки, озера, водопады… Еще бы чуть-чуть, и можно было подумать, что это – самый настоящий рай. Похлеще Мальдив.
Но не тут-то было. Стоило нам только начать наше путешествие, как мы натолкнулись на деревню, в которой проживали местные жители. Собственно, в раю они тоже иногда встречаются, но эти были какие-то странные, что, собственно, и заставило нас насторожиться. Аборигены, не обращая на нас никакого внимания, занимались чрезвычайно ответственным делом – превращали свои дома и своих детей в игрушки. Если под руку попадался другой абориген, то хитроумная трансфигурация не делала никаких различий – и он также превращался в игрушку.
Причина столь бесчеловечного поведения вскоре стала ясна. Взволнованные люди – те, которые еще не успели превратиться в бессловесных существ, объяснили нам, что в самом скором времени на их деревню, а заодно и на весь мир, собирается напасть Черная Ведьма. Недобитая, как оказывается, чуть ранее Гарри Поттером зловредная женщина в черном готовилась принять весьма важное и ответственное решение – либо уничтожать мир, либо оставить его как есть. Исходя из предполагаемого характера антагониста женского пола, возникало вполне разумное предположение, что миру все-таки настанет трындец. И вот жители деревни, просчитав все возможные варианты ведьминых решений, решили поступить так. Если Черная Ведьма все же решит уничтожать мир, то им, будучи в образе игрушек, будет легче пережить собственное небытие. Вдобавок самой Черной Ведьме будет физически легче уничтожать игрушки, а не живых людей. Гуманизм обитателей фэнтезийного мира без названия, которые умудрялись одновременно заботиться и о себе, и о тех, кто хочет их убить, просто поражал воображение. Во втором же случае - если вдруг Черная Ведьма откажется от глобальной идеи деструкции сущего, то они без проблем самопревратятся обратно.
Послушав откровенные речи аборигенов, мы прониклись как ими самими, так и их проблемой и подумали – а что, собственно, делать двоим таким клевым ребятам как мы, в фэнтезийном мире, которому угрожает опасность, если не спасать его? Вот мы и отправились мочить Черную Ведьму. Пошли по стопам, так сказать, нашего всеобщего любимца Гарри Поттера. Но, стоило только отправиться в героическое путешествие, как нам позвонила мама Евгения и, как и все мамы (в любом возрасте) поинтересовалась, что мы делаем, и успеваем ли мы хорошо покушать. Получив на второй вопрос вполне утвердительный ответ, а на первый – нечто непонятное в духе “мы идем спасать мир от Черной Ведьмы”, моя свекровь заволновалась и спросила, не опасно ли это. Мы ее, разумеется, заверили в абсолютной безопасности планируемого мероприятия.
Дальнейшее путешествие прошло под знаком того, что мы внезапно осознали, что попали не совсем в фэнтезийный мир, а в фэнтезийный мир внутри некоей компьютерной игры. Откровение пришло к нам не свыше, а путем углядывания определенного значка какой-то известной фирмы – производителя компьютерных игр. Тут-то нас и осенило! Если мы в компьютерной игре, то наверняка продвинутой, а не в каком-нибудь старье 20-летней давности. А раз так, то мы можем выбирать, за кого играть. Немедленно был разработан стратегический план – понять, как в игре можно выбирать себе игрока, и играть за Черную Ведьму. А там будет видно.
И здесь мы увидели Ее. Черная Ведьма не сильно изменилась со времени ее схватки с Гарри Поттером – эффектная брюнетка, чуть полноватая, в банальном и классическом черном фэнтези-наряде, снабженным опять же банальным черным корсетом. Окружена же она была толпой своих приспешников. Они, в отличие от своей предводительницы, выглядели весьма презентабельно и по-европейски – т.е. одеты в костюмы, и каждый подмышкой держал ноутбук. Откуда-то пришло понимание, что все они – и мужчины, и женщины, - программисты.
Мы успели как раз вовремя! Черная Ведьма в этот самый момент готовилась принять главное решение в своей жизни – решение об уничтожении мира. Собственно, этот выбор предопределил ее судьбу. Мы, услышав роковые для обитателей этого мира слова, действовали без промедления. Одним движением мысли я зашла в меню игры и нажала кнопку “Играть за Черную Ведьму”. Полдела было сделано. Ведьма же (т.е. теперь уже я), скомандовав тотальное разрушение, не теряла времени даром и вместе со своими приближенными программистами поднялась на лифте на самую высокую точку страны для осуществления непосредственного руководства массовым уничтожением и разрушением, а также для осуществления такового, в том числе, собственноручно. Прошло еще немного времени, которого потребовали подготовительные действия, и один из программистов запросил разрешения на окончательное подтверждение уничтожения мира. И тут-то произошло самое главное! Я, будучи Черной Ведьмой, даю полный и бесповоротный отказ! Попутно в нескольких фразах мною был разъяснен смысл моих действий – что этот мир настолько красив и прекрасен, что уничтожать его было бы полнейшим кощунством. В общем, дается команда “Полный отбой”.
После успешного осуществления операции мы снова предоставили Черную Ведьму самой себе. Конечно, когда рушится дело всей жизни, испытываются вполне понятные чувства. Ведьма все понимала и явно была в очень плохом настроении, но поделать ничего не могла – момент для разрушения целого мира обычно не наступает каждый день. А некоторым дается вообще однажды. Также надо отметить, что масла в огонь подливал тот факт, что все приспешники Черной Ведьмы были крайне недовольны поведением вышестоящего руководства. То ей уничтожать мир, то не уничтожать, то уничтожаем по вторникам, а по субботам делаем новые. Наблюдались даже вполне себе сексистские высказывания, мол, Черная Ведьма-то на самом деле вовсе не безжалостный руководитель местного отделения Зла, а слабая и нерешительная женщина, которая не способна принимать волевые решения. В результате чего было принято единогласное решение валить от такого работодателя подальше. Причем делалось это в соответствии с классической схемой: сперва брался отпуск, положенный по трудовому законодательству, после чего уже шло увольнение.
Некоторые же пошли по более хитрой схеме. Так, например, поступил мистер Бин (в исполнении Роуэна Аткинсона, разумеется), который также был среди программистов. Чтобы не вызывать подозрений, он с еще одной девушкой, также работавшей на Черную Ведьму, решили пожениться, и, таким образом, получить отпуск по случаю наступления у них медового месяца. Впрочем, брак у них не был фиктивным, и они поженились бы так и так. После торжественной свадьбы счастливые молодожены уехали в свадебное путешествие на велосипеде.
А мы спасли мир и гордились этим!

00:34 

Аццкие фломастеры (сон 8-летней Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Поскольку в последнее время сны и у Евгения, и у Helenku в связи с сильной загруженностью по учебе/работе реализуются редко, то настала пора представить почтенной публике еще один сон из далекого детства Helenku.

Я была в школе на обыкновенном уроке, и ничто не предвещало трагических событий, произошедших в скором времени. Неожиданно размеренный ход урока нарушило несколько неординарное даже для школы г. Волжский событие. В кабинет ворвалась женщина, сжимающая в руке фломастер. Не успел никто опомниться и сообразить, какую опасность можно ожидать от фломастера, и от незнакомки, как та уже успела подбежать к учительнице и тыкнуть ее фломастером в плечо. Последствия оказались катастрофическими. На наших глазах несчастная учительница стала постепенно превращаться в скелет. На первой стадии превращения она несколько посинела, потом с нее соскочила кожа, а за ней – и все остальное. Через несколько секунд все было завершено.
Ошарашенные ученики, т.е. мы, ожидали, что все самое интересное уже прошло, и теперь возможны два варианта развития событий – либо нас всех перетыкают, и мы все превратимся в маленьких таких скелетиков уровня 2-го класса, либо незнакомка исчезнет, а мы будем давать показания по поводу установления причины смерти гражданки учительницы. Однако все оказалось интереснее. Скелет, ранее находившийся внутри учительницы и не проявлявший особых признаков самостоятельности, непонятным науке образом тоже обзавелся фломастером, и на пару с аццкой женщиной-инициатором двинулся в нашу сторону, тыкая попадающих под руку учеников.
Началась паника. Новые мелкие скелетики моих бывших одноклассников вливались в стройные ряды уничтожителей подрастающего поколения. В кабинете воцарился хаос. Постепенно скелетиков становилось все больше, а оставшихся в живых – все меньше. Мы с подружкой, чувствуя, что держать оборону не получается, и вообще дело складывается как-то фигово, бросились бежать, пока это еще было возможно. Прорвав кольцо скелетного оцепления, мы побежали в кабинет школьного врача. Надо заметить, нами двигал не только праздный интерес знания – а возможно ли происходящее с точки зрения медицины? Врач в то время казался нам оплотом надежности и уверенности – мол, он этих скелетиков сразу же сделает, одной левой. Не зря они у нее на рисунках по стенам развешены.
Мы опоздали на долю секунды. Врач, видимо, находясь в состоянии шока, пропустила убийственную атаку аццкой женщины-инициатора скелетообразования, и та успела коснуться ее фломастером. На наших глазах врач превратилась в еще одного безмолвного члена армии мертвых костяков.
Осознавая, что события принимают характер эпидемии, мы поняли, что ни мы, ни еще кто-либо, за исключением, может быть, правительственных войск или агента Малдера, ничего сделать не сможем. А потому бросились бежать окончательно и бесповоротно. План заключался в том, чтобы потихоньку смыться по подвалам через потайные ходы, коие имелись в наличие под школой. Но, когда мы выбрались на поверхность, уже вне стен школы, рядом с автомобильной дорогой на краю обрыва, нас ждало самое большое разочарование за сегодняшний день, и, увы, последнее. Там нас уже поджидали, и поджидала та самая женщина, что ворвалась к нам в класс. Круг, так сказать, замкнулся. Видимо, опасаясь жесточайшего сопротивления со стороны двух самых продвинутых ее неприятелей, она прихватила с собой мужика, вооруженного таким же фломастером. А значит, боялись нас, сволочи, и числом лишь могли одолеть!
Сперва меня лишили численной поддержки – моя подружка оказалась менее расторопной, чем я – и против меня стало трое противников. Понимая, что силы не совсем равные, я прыгнула на лежавший на дороге мотоцикл, и нажала на газ, выжимая из железного коня последние силы, чтобы сбежать. Но враг в тот день был чересчур силен. Меня никогда бы не догнали, не окажись у них машины. Вскоре я была вынуждена остановиться, и встретиться лицом к лицу с женщиной и ее спутником. Скелетика моей подружки нигде не было видно, и это радовало – может, у нее еще осталась совесть не нападать на меня. Однако я была безоружна, а двое вооруженных противников приближались ко мне со зловещими улыбками на не менее зловещих лицах.
Как я уже говорила ранее, русские не сдаются! Поэтому, сохраняя хладнокровное выражение лица, я твердо попросила у врагов фломастер и мужественным голосом огласила, что сама предам себя превращению в ходячий костяк. Они, как ни странно, обрадовались, и, проявляя чрезмерное радушие, предложили мне на выбор целую кучу фломастеров – все разных цветов. Я выбрала голубой цвет и, окинув напоследок взглядом мир, который я так любила, ткнула себя фломастером.
По мере того, как я начинала синеть, торжествующие улыбки на лицах врагов становились все шире и шире. Но я чувствовала в себе силы не поддаваться зловещей скелетной заразе, и поэтому каким-то невероятным образом нашла способ обратить все назад, и снова стать обычной, не сине-прозрачной. Борьба шла с переменным успехом – я была то синей, то обычной, то синей, то обычной…
Так и рождаются легенды о непобедимых бойцах.

Сны Евгения и Helenku

главная