Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:30 

Музыкальная литература (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Случилась интересная и не сказать чтобы уж какая-то неприятная вещь, особенно в условиях глобальной безработицы и экономического кризиса. Helenku была приглашена работать редактором некоего музыкального журнала. Поскольку к литературному творчеству, равно как и к музыке, я отношусь весьма положительно, то на предложение согласилась. Предложение это, кстати, пришло от какой-то моей старой знакомой, работающей в настоящий момент в этом журнале.
Оттягивать светлый момент знакомства с коллективом было как-то тупо, и мы вместе с моей знакомой поехали прямиком в редакцию, причем, как полагается девушкам уверенным и современным, не на метро, а на автомобиле. Автомобиль, впрочем, был не мой, да и к тому же старый и раздолбанный, но все же. Вдобавок по дороге в редакцию, которая находилась, судя по всему, где-то в районе ст. м. “Фрунзенская”, практически рядом с МДМ-ом, моя знакомая, сидевшая за рулем, умудрилась врезаться в шикарный белый “Мерседес”, едущий в том же направлении. Осознавая, что за рулем такой машины обычно сидят люди со своеобразными понятиями о справедливости и об ответственности, я мысленно приготовилась к тому, что сейчас нас с помощью этих самых понятий раскатают тонким слоем по асфальту. Однако моя подруга меня успокоила, сообщив, что автомобиль этот принадлежит как раз хозяину журнала, где я буду работать, и что ничего сильно страшного он нам не сделает.
Тем не менее, некоторые сомнения у меня все-таки оставались, поскольку врезалась моя знакомая в “Мерседес” хозяина довольно-таки крепко – так, что зацепилась своим передним бампером намертво, и вскоре мощнейшее изделие немецкого автопрома повезло нас как на буксире к месту, где люди создавали литературные шедевры на музыкальные темы. Т.е. в редакцию.
Мне повезло – я сразу же попала на всеобщее редакционное собрание, где практически сразу поняла, что около 90% статей для журнала пишут вовсе не журналисты, а его непосредственный хозяин, владелец белого “Мерседеса”. Не то чтобы у меня было предубеждение против него исходя из его внешности, но что-то в этом маленьком толстеньком, лысом и чрезвычайно понтующемся мужичке мне не нравилось. То ли тот факт, что большинство журналистов в редакции служит массовкой, и нужны исключительно для восхищения творчеством своего шефа. И ладно бы он писал еще какие-нибудь нормальные литературные опусы, серьезные и деловые. Так ведь нет! Из-под его, гм, пера выходили совершенно дебильные статьи с названиями вроде “Музыка и бутерброд”, “Как взять производную от ноты “до” и т.д. По содержанию они не были сильно лучше названий.
Ситуация вскоре усугубилась еще и тем, что сей мужик на меня сильно наехал, т.к. по его мнению, я чересчур много исправила в его новой, готовящейся к выходу статье, а по идее, будучи редактором, должна была всего лишь расставлять запятые там, где он их пропустил, и не выпендриваться. Это меня добило окончательно, я встала из-за стола и ушла в другой конец большого зала, где находилась наша редакция. К счастью, там стояло пианино. Для начала я села за него и сбацала Bohemian Rhapsody, причем исполнила эту замечательную песню чрезвычайно круто и профессионально. Вокруг меня немедленно собралась толпа журналистов, слава богу, без своего злобного шефа, и засыпали меня вопросами, мол, нравится ли мне Queen, и не могла бы я сыграть для них что-нибудь из Queen, только из раннего творчества. Я, как и полагается большому фанату, ответила, что я большой фанат Queen, и, вспомнив свои самые любимые произведения из раннего творчества Меркьюри и Ко, сыграла White Queen.
Ну и под конец, чтобы окончательно возвеличиться в глазах и без того восторгающихся мной журналюг, позабывших, кажется, где они находятся, и что им нужно постоянно восхвалять своего шефа, я подумала, что неплохо было бы исполнить Still Loving You от Scorpions.
Думается, после этого музыкального номера меня вполне можно было назначать главным редактором – поддержка коллектива была мне обеспечена.

P.S.: надеемся, что наши уважаемые ПЧ простят зверски перегрипповавших Евгения, а затем и Helenku за вынужденный по температурным и иным медицинским причинам пробел в выкладывании снов. Обещаем исправиться и больше не болеть!

23:56 

Двойной удар (сны Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Сон 1. Испанские апельсины.

Мы вместе с тестем отправились в волшебную страну Испанию ловить совершенно не волшебных (а то бишь абсолютно реалистичных) бандитов. Но не успели мы приехать, как тут же понадобилось улетать обратно, что ж, и такое бывает. Неподалеку абсолютно кстати находился целый на вид вертолет – и это было только одной третьей нашей удачи. Вторая треть состояла в том, что пилотом вышеозначенного чуда техники был наш знакомый русский чувак, а третья – что он без всяких уговоров и водочных подарков согласился добросить нас до России. Однако мы, люди благодарные, за неимением традиционных спиртных напитков, решили выразить признательность нашему пилоту с помощью пакета местных апельсин, которые я на радостях (и по руководству тестя) принялся собирать – мы как раз были на тропическом берегу, где данный вид цитрусовых с успехом произрастал. Конечно, апельсины не были настолько близки душе пилота, как всем нам хотелось бы, но выбора ни у кого из нас просто не оставалось.

Сон 2. Португальские карты.

Я, теперь уже с любимой женой, прилетел в Лиссабон на долгожданный отдых. Мы без труда заселились в один из местных отелей, но быстро пришли в шок и выселились нафиг обратно: носильщики там были слишком уж крутые и аццки понтовались своей крутостью, говорить о метрдотеле и прочих служащих не приходилось и вовсе. А посему мы выбрали отель попроще с нормальными, не делающими ничего противоестественного с вещами, носильщиками. Однако западло поджидало нас и тут – в приотельном ресторане нам так долго несли заказанную еду, что мы, голодные и злые, плюнули на все и свалили на съемную квартиру, дабы совсем уж отстраниться от неприветливой отельной культуры Португалии.
Насладившись долгожданным покоем, я решил немного размяться, прокатившись на автобусе до аэропорта Лиссабона, и немедленно осуществил задуманное. Аэропорт был ничем особо не примечателен, кроме одного: внутри него, в одном из кафе, сидела моя бывшая одноклассница, не виденная мною лет сто и, по моим сведениям, собиравшаяся свалить в Польшу. Я обрадовался, не слишком изумившись факту географического кретинизма кого-то из нас и в ностальгическом предвкушении сел рядом поболтать, вспомнить школьные годы и удивиться такой внезапной встрече в Лиссабоне. Но оказалось, что моя знакомая вовсе не разделяла моего энтузиазма. Сначала она совсем расстроилась, а потом и вовсе начала срывающимся голосом интересоваться, что мне от нее нужно и почему я так яростно ее преследую – и нигде от меня не скроешься, даже в португальском аэропорту. А пока я озадаченно хлопал своими красивыми серыми глазами, одноклассница моя и вовсе свалила на объявленный рейс. И мне ничего не оставалось как отправляться обратно на нашу съемную квартиру, размышляя о вечном. Весь прикол был в том, что я, как оказалось, не помнил ни улицы, ни номера дома, ни квартиры, где мы остановились. А еще никто из тупых португальцев не мог подсказать мне нужный маршрут. Может быть, причиной тому было мое полное незнание португальского, но я предпочитал сваливать вину на неполноценное умственное развитие обидевшей меня нации. Кстати, моего английского никто не понимал тоже, и виноваты в этом явно были все те же люди.
Наконец на автобусной остановке рядом с аэропортом я наткнулся на русскую женщину, которая обрадовала меня заверением о наличие у нее карты Лиссабона. Карта Лиссабона у женщины была какой-то странной. По ней я вроде бы смог определить нужный маршрут, но то, что он пролегал по берегу океана вызывало у меня какие-то смутные подозрения. И тут до меня дошли целых две вещи! Во-первых, я вспомнил, что никакого океана рядом с Лиссабоном нет, а во-вторых, осознал, что держу перед собой карту Австралии. Просмотрев все личные вещи моей новой знакомой, мы-таки обнаружили у нее в ежедневнике настоящую карту Лиссабона, и я наконец смог понять, как вернуться назад. И еще понял, что главное – больше не ходить вперед. По крайней мере, пока.

23:56 

Не беспроводной стадион (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Случилась со мной очередная невероятная вещь: мне, человеку, закончившему школу аж 10 лет назад, предстояло вернуться под своды сего замечательного заведения и учиться там снова. Следует отметить, что сложившаяся перспектива не слишком меня напрягала – уроки по 40 минут, учеба до обеда и отличное, в силу репетиторских обязанностей, знание школьной программы по химии, физике и математике 7-11 классов – красота, что и говорить!
Так что сперва нас всех отвели на вводный урок, а уж после мы с бывшими одноклассниками получили уникальную возможность потрепаться о том, кто как в жизни устроился. Занятие, вне всяких сомнений, оказалось в высшей степени увлекательным, но помолодевшая в школьных стенах душа настойчиво требовала дополнительных приключения на свою задницу (и такое бывает! – прим. Helenku), а посему я в компании одного из приятелей отправился осматривать местную достопримечательность города Юбилейного – сооружение стадионного типа под сплагиаченным названием «Олимпийский». Невооруженным глазом было видно, что на постройку сего архитектурного чуда местная администрация не поскупилась – отделка из белого мрамора красноречиво сей факт подчеркивала. По форме стадион действительно напоминал «Олимпийский», так что логика людей, давших имя этому замечательному месту, стала хотя бы отчасти ясна.
Однако внутри дела обстояли не так радужно: через весь стадион проходил металлический провод неизвестного назначения. Пожалуй, «гастробайтеры прикололись» - было единственным разумным объяснением увиденному. Мы с товарищем дружно почесали репу и решили, что в грозу сюда мы не пойдем ни за что.
Но, несмотря на мудрое решение, задница продолжала требовать своего, и мы, как ни старались, не смогли отказать ей в этом удовольствии! Пришлось подсоединить напряжение к вышеозначенному проводу… Тогда по всему стадиону прошел мощный разряд и пространство захлестнули целые фонтаны искр. Было нереально круто!
Главное, как говорится, чтобы душа, и уже неоднократно упоминавшаяся здесь часть тела были довольны.

01:26 

Земля любви (не (с) (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Как всем известно, Helenku очень хорошо относится к качественным бразильским сериалам, а наиболее качественные так время от времени и просматривает. Вот и сейчас я смотрела некий сериал, основу сюжета которого составляла история о том, как жил на свете один шах (это мусульманский правитель, если что). Как и подобает уважающему себя шаху, был у него гарем. Однако, как известно, кризис не щадит никого, и тяжелые экономические времена шах встретил в окружении всего лишь пять любящих жен.
Жил он на каком-то экзотическом острове; вероятно, кризис затронул только его личную жизнь, но никак не повлиял на обладание землями и недвижимостью. Внешность у шаха была довольно-таки примечательная – импозантный мужчина лет 45-50, прямо излучающий этакую мужскую сексуальность. Со всеми своими женами он жил дружно, но любил только одну (все они, мужики, такие – мутят со всеми, а сами… - прим. Евгения). Играла ее Джованна Антонелли, и если кто не знает, то в научно-фантастическом и нудноватом бразильском сериале “Клон” она играла Жади. Любил шах ее не просто так, а потому что она на самом деле была вся такая потрясающая, а еще умела идеально танцевать. Надо сказать, что спокойно она себя чувствовать не могла. На данном райском острове все девушки поголовно были влюблены в шаха, и были совсем не против стать его очередными женами, так как он был богатый, красивый и добрый, что тоже немаловажно. Однако шах, так сказать, довольствовался тем, что имел, и ни на кого не обращал внимания. К тому же, как уже отмечалось, в наше тяжелое время приходится секвестрировать абсолютно все расходы…
И еще жила на этом острове одна девушка, которая резко отличалась от всех остальных. Отличие же состояло в том, что шах ей был совсем не нужен, поскольку она зверски любила некоего чувака, который был ее любимым актером. Несчастная девушка испытывала невероятные терзания – ведь она понимала, что актер так и останется ее мечтой, будучи совершенно недостижимым для простой островитянки. Но неожиданно судьба подарила ей подарок – и непостижимые переплетения судеб схлопнулись в одной точке. В общем, она случайно встретила этого актера в московском метро и узнала (видимо, так, между делом, за разговором во время поедания буррито на Библиотеке им. Ленина), что через несколько месяцев он собирается посетить ее родину – райский остров. И здесь она поняла, что вот он – ее единственный шанс. Она пошла прямо к шаху (надеюсь, он не тусовался вместе с ними в московском метрополитене – прим. Евгения) и попросила, чтобы его жены, а особенно любимая жена, героиня Антонелли, научили ее танцевать максимально приближенно к идеальному, чтобы она могла завоевать сердце своего любимого, когда он тут появится.
Шах конечно же согласился – ведь он был очень добрый. Поэтому вскоре любимая жена шаха и еще одна из оставшихся четырех жен стали обучать девушку танцевать. Здесь необходимо отметить, что обучаемая не умела танцевать в принципе, и, разумеется, поначалу у нее не получалось ровным счетом ничего. Жены шаха потихоньку над ней стебались, ну и естественно считали полной отстойницей – и у них были на это основания. Помимо отсутствия таланта танцевать, наша жертва любви к актеру была немного стремновата: представьте себе создание женского пола, живущее на райском острове, с мальчишеской стрижкой, стремно одетое и совершенно не умеющее пользоваться косметикой. Настоящий диссонанс получается!
Но любовь творит истинные чудеса! Вот и любовь к обожаемому актеру сделала чудо – стремно выглядевшая девушка стала прогрессировать, причем не только в танцах. Уроки теперь давались ей настолько легко, что ее движения по сцене выглядели вполне сносно, а вскоре любимая жена шаха даже забеспокоилась – казалось, ее монополии на исполнение идеального танца мог прийти настоящий конец. Мало того – наша влюбленная стала за собой следить, ухаживать, отрастила длинные волосы, и оказалась прямо-таки мега-красоткой. Ну, из того типа, которым нельзя отказать и мимо которых нельзя пройти.
Вот шах и не прошел мимо. Он, как и любой нормальный мужчина, был в полнейшем шоке от произошедших перемен. Но, шок шоком, а баба теперь была действительно красивой, и он стал к ней подкатывать. После такого героиня Антонелли просто-таки возненавидела свою бывшую воспитанницу, которая, как ей думалось, хочет украсть ее единственную любовь.
Но той было глубоко фиолетово и на снедаемого страстью шаха, и на изнывающую от ревности любимую жену. Она ждала своего актера. И вот – наконец это случилось! Этот актер, как и обещал, вместе со своими коллегами приехал на остров. Ранним утром, когда он купался и плескался в прибрежных волнах, влюбленная девушка заметила его. Дикий вопль радости вырвался у нее из груди, сердце сжалось, и она побежала в дом поскорее переодеваться в свои лучшие одежды, чтобы сразить актера наповал, как только он ее увидит. Шах, чья нездоровая страсть уже перешла в легкую форму навязчивого вуайеризма, это увидел, и понял, что еще чуть-чуть – и тайный объект его еще более тайного желания будет потерян навсегда, и достанется какому-то актеришке. Решение пришло мгновенно – от актера нужно было избавиться. Причем, думал шах, неважно как. Если не получится по-хорошему – уговорами там, денег каких-нибудь дать, то можно попробовать и по-плохому.
На сей жизнеутверждающей мысли на райском острове над ухом зазвенел будильник. Нам с вами остается лишь надеяться, что ни один из углов в этом любовном четырехугольнике физически не пострадал.

03:36 

Трэш-металл и просто трэш (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Вспомнили мы как-то на досуге, что ходит еще по белому свету некто Паук и не простой, хотя и не золотой, а просто немного ненормальный и имя ему Сергей Троицкий. Если кто не в курсе, вышеупомянутый членистоногий является лидером вокально-инструментального ансамбля Коррозия Металла, и многим во время «приходов». Ну а я вдруг заимел острое желание посмотреть на данного дядю, так сказать, в реале и даже уболтал жену сопровождать меня в этом нелегком начинании. Правда, в последний момент я-таки перепугался на моральное здоровье драгоценной супруги и решил ограничиться навещением фан-клуба группы. Большая ошибка. Прямо на улице мы встретили лидера сей интеллектуальной организации, и он популярно объяснил несведущим нам, что из-за спада популярности любимого музыкального коллектива, все фанаты разбежались, а затем, поскольку мозг усиленно требовал чего-то в умственном плане подобного, заделались скинхедами. «Ну вот и вы давайте с нами за компанию» - так закончил свое выступление этот милый человек. Мы постарались как можно более вежливо отказаться от такого щедрого предложения (благо оно не принадлежало к числу тех, от коих отказаться нельзя), но новый знакомый явно не собирался сдаваться так просто. Он стал усиленно канючить, что мол это круто, приятно и не обременительно, а брить голову – даже и не больно почти. Мы не сдавались и решили выложить последний козырь – заверили лысое чудо природы, что за нами следит ФСБ, и если мы вдруг вступим в их замечательную организацию, то и за ними начнут следить тоже, а выйдет из этого, сами понимаете, далеко не угар. Однако бритоголовый субъект не впал в трагическую истерику, а лишь недоверчиво на нас покосился и пробормотал нечто типа «тупая отмазка». Тогда я предложил ему бросить вместе по кирпичу в любом направлении и таинственным шепотом открыл якобы страшную тайну: его кирпич благополучно долетит на места назначения да еще и расфигачит что-нибудь плохо лежащее или кто-нибудь плохо идущее, а наш даже воспарить высоко над землей не успеет – кровавые фсбшники тут же его взорвут. Так мы и сделали. Только почему-то проследить за траекторией полета нашего кирпича по неизвестным причинам не удалось, и в итоге настырный скинхед последний раз по-хорошему велел нам вступать в ряды его единомышленников с блестящими (в прямом смысле этого слова) головами.
А потом вдруг выяснилось, что Паук Троицкий этой ночью благополучно скончался, и нашли его бездыханное, но все еще прекрасное тело на лугу возле ворот лагеря, который он хотел построить. В лагере планировалось организовывать для отдыхающих бухло, девок, музыку и угар – в общем, все, как полагается. И подозреваемым по данному громкому делу, разумеется, стал я, как человек жестоко оскорбивший бывший фан-клуб великого музыканта да еще и жену приобщивший к этому непотребству. Я же, не надеясь на адекватность оперативно-розыскной системы нашей великой страны, твердо для себя решил провести собственное расследование и найти виновного.
Сначала я провел осмотр места преступления и неподдельно заинтересовался странными воротами, состоявшими из двух палок и перекладины. Измерив сию чудо-конструкцию, я пришел к выводу, что ворота из нее точно не получились бы, а значит и все строительство лагеря Паука было под угрозой. Мысль, конечно, была гениальной, Пуаро нервно курит в углу, но не суть.
Затем мы с Наташей пошли в клуб, где обычно тусовались фанаты Паука, правда в день траура они, конечно, тусоваться не стали, а сидели абсолютно убитые и молча пили пиво. Главный протянул мне стопку фотографий с запечатленными мной, моим приятелем Пашей и Сергеем Троицким. Снимки я должен был отдать этому самому Паше (не Троицкому же…), что я вскоре и сделал, благо жили мы в одном подъезде.
Далее мы все с той же (слава Мерлину!) Наташей продолжили путешествие по Москве с целью расследования не по-детски запутанного дела о смерти не по-детски серьезного дяди, причем жена моя была одета только в купальник, а я, как более скромный из нас двоих, - в футболку и плавки. В районе станции метро “Кропоткинская” мы зашли в некий дом, обыск коего входил в план расследования, а когда вышли, увидели двух гламурных баб с собачками, длинными как таксы и кудрявыми, как пуделя, этакая помесь спившихся собаководов (то есть, не собаководов, как таковых, а всего лишь их питомцев, за которыми они по пьяни не доглядели). Девушки вели интеллектуальный разговор на тему – как было бы круто, если бы их ненаглядные собачки стали хоть чуточку подлиннее, чем сейчас, ведь метр для таких красавцев, как ни крути, мало. Тогда Наташа подошла и радостно сообщила бабам, что знает, как решить их проблему – их любимцам нужно всего-то съесть друг друга наполовину, и тогда они вырастут ровно на полметра. Гламурные подружки впали в шок, граничивший со ступором, причем в безвизовом режиме. Да что и говорить, я и сам немного прифигел.
Обратно мы шли уже через какой-то узкий мост, я хотел было его обойти, но жена убедила меня идти дальше, аргументировав это тем, что данный мост – для мальчиков, а она пока пойдет и поищет другой мост (по всей вероятности, для девочек ну или на крайний случай для гермафродитов).
Чем все закончилось мы, увы, так и не узнали – до нас снова добрался главный скинхед и стал конать со вступлением в его банду. В этот момент я искренне пожелал, чтобы он вскоре погиб так же, как и его кумир, правда, можно даже и при менее загадочных обстоятельствах.


03:00 

Четверной удар (сны Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Сон первый. Шпионы как мы.

Был обычный московский вечер. Евгений и Helenku отдыхали и по полной наслаждались жизнью. Для начала они ходили ужинать в ресторан, затем отправились на просмотр фильма. И все было бы ничего, если бы на протяжении всего этого замечательного времяпрепровождения за нами не следил некий подозрительный мужик. Под конец мы, уже не в силах терпеть такое нарушение базовых конституционных принципов личности, подошли к нему и дружно наорали на проклятого соглядатая. А что с ним еще было делать? Не убивать же!
Однако позднее выяснилось, что это был не обычный извращенец, охочий до сведений из жизни семейных пар, а специальный чувак, нанятый моим папой следить за нами с Евгением, уж непонятно с какой целью. К делу тот подошел ответственно, и тщательно законспектировал все, что с нами происходило – что мы ели в ресторане на ужин, на какое кино ходили, и какие пошлые моменты были в отсмотренном нами фильме. Думается, последнее записывать было не обязательно, но, как уже говорилось, папин порученец чрезвычайно ответственно подошел к заданию.

Сон второй. Княжны как женщины.

Вот никто бы никогда и не подумал, что Helenku может стать обыкновенной древнерусской княжной. Но, тем не менее, я ею стала! Жизнь древнерусской княжны не была сильно насыщенна событиями – в стандартной биографии обычно после слов “родилась там-то и там-то” сразу пишут “вышла замуж”, опуская промежуточные двадцать лет жизни. Вот и меня тоже – отдавали замуж.
К великому счастью, замуж меня отдавали за Евгения, который был не холопом, не разбойником, и даже не татаро-монголом, а самым настоящим князем. Согласно законам жанра, замуж меня выдали, не спрашивая согласия и не показывая жениха, так что поначалу меня обуревали противоречивые чувства – а хочу ли я замуж? А как там оно вообще? Но все эти чувства прошли, как только я увидела Евгения – замуж мне сразу резко захотелось.
Собственно, нас вскоре и поженили. После свадьбы я, уже в статусе княгини, и Евгений отправились в свадебное путешествие. Путешествовать по Древней Руси было легко и приятно; мы постоянно останавливались в различных отелях, коими была издавна богата русская земля. Однако существовала маленькая проблемка: наши достославные княжеские рода, так сказать, наконец-то породнившиеся, постоянно требовали от нас высылки простыни с очевидными доказательствами того, что мы с Евгением по ночам не читаем вслух “Русскую Правду”, а ведем себя соответственно мужу и жене.
Хорошо еще, что они не наняли шпионов, чтобы следить за нами и записывать все наши действия.

Сон третий. Кочевники как аргонавты.

Как это ни парадоксально, но Helenku когда-то тоже была ребенком. Вот и сейчас, по необъяснимой причине, я стала ребенком, и плавно перенеслась в свою новую семью. Мои мама и папа были обыкновенными кочевниками, их друзья тоже были кочевниками, и вообще, как уже понятно, мы были этаким кочевым народом.
Во время одного из наших путешествий прибились мы к какому-то замку, и сердобольные обитатели замка пустили нас к себе пожить. Впрочем, не такими уж и добрыми они оказались – мы временно стали вассалами этих замечательных людей, и находились под их постоянным контролем. Увы, таково общественное мнение, и застаревшую идеологию о недобросовестности и неадекватности любого кочевого народа не так-то легко поменять.
Ладно, хватит о них. Давайте лучше про меня. В один не сильно прекрасный для человечества, и меня в частности, день, нас с подружкой за плохое поведение (только не спрашивайте, в чем это выражалось) надзирательница из замка заперла в одной из комнат. Не то чтобы это влекло какие-нибудь юридические последствия, но мы немного переживали. Во-первых, надзирательница принимала нас за мальчиков, что как-то не соответствовало нашему внутреннему мироощущению. Во-вторых, на завтрашний день весь наш дружный кочевой народ собирался плыть на корабле за золотым быком, а без меня и моей подружки у них ничего бы не получилось по совершенно непонятной причине. Мы разрывались: с одной стороны, нельзя было подводить наших, а с другой – нельзя было злить коренных обитателей замка, потому что писец тогда мог настать всем. Поэтому мы придумали чрезвычайно хитрый план, в ходе реализации которого умудрились и сбежать на корабль, и вернуться с него на прием пищи в комнату, где нас обеих заперли и где мы должны были находиться весь день. На корабле же происходила своя, удивительная жизнь, заключавшаяся в том, что нам было необходимо переплыть на другой берег, предварительно отбуксировав в третьем направлении еще один корабль и один бетонный плот. После этих шокирующих разум операций уже можно было смело двигаться по направлению к золотому быку.
В итоге, золотой источник стейков был все-таки увезен. Мы с подружкой, довольные, вернулись в запирательную комнату на ужин, после чего надзирательница решила, что все цели наказания достигнуты, и отпустила нас на собрание нашего народа. На собрании же обсуждался животрепещущий вопрос: как транспортировать заполученного золотого бычка от берега до замка? Люди, назначенные ответственными за транспортировку, говорили о всяческих сложностях сего мероприятия; о том, что им понадобилось нанять сначала мини-самолет, а потом и автомобиль, но в результате золотой бык будет доставлен в замок, как и полагается столь серьезной персоне.

Сон четвертый. Helenku как директор Хогвартса.

Попав в очередной раз в школу, в старший класс, Helenku была крайне разочарована. Оказывается, подлые младшие и средние классы ставили какую-то невероятную сценическую постановку по мотивам произведений о Гарри Поттере. Видимо, старшеклассники не должны были отвлекаться на такую ерунду, что было невероятно обидно. У этих же нехороших людей были потрясающие декорации и костюмы, и я постоянно мучилась желанием участвовать, но никого из нашего класса не приглашали.
И вот однажды во время репетиции, на которой я присутствовала в качестве зрителя, мне предложили одну маленькую, но интересную роль – я должны была сыграть дух директора Хогвартса. Разумеется, я с радостью согласилась. Здесь необходимо отметить, что ни сценаристы, ни тем более сами актеры еще не решили, дух какого именно директора они будут призывать, благо что за последнее время их умерло достаточно много. Чтобы сильно не заморачиваться, мне было предложено сымпровизировать.
Итак, сцена призывания исполнена. Настал мой выход. Я вышла и тоном Дамблдора в исполнении Ричарда Харриса медленно и протяжно произнесла: “I beli-i-i-i-i-i-ve you-u-u-u-u-u, Harry Potter!” Все очень обрадовались, что призван дух Дамблдора. И тут я устроила им подставу – тоном профессора Снейпа в исполнении Алана Рикмана добавила: “Enough, Potter! Enough!” И все моментально расстроились, мол, какая фигня вызвалась – профессор зельеделия.
Однако в итоге все закончилось благополучно. Народ, вспомнив про первую часть моего послания, решил, что все не так плохо, и на самом деле им вызвался некий смешанный дух Дамблдор + Снейп.
Остается надеяться, что Дамблдор + Снейп на самом деле никогда не было.

02:10 

Двойной удар (сны Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Сон 1. *** собачий.

Как говорится, случилось страшное и невообразимое – родители отправили меня поправлять здоровье догадайтесь куда – в некий черноморский санаторий. От отдыха в подобного рода санатории в очень далеком детстве у меня остались не сильно радужные воспоминания. Впрочем, интересные вещи там тоже встречались – например, уборщицы, приходившие в наши номера, которых Helenku по причине малолетства и любви к латиноамериканским сериалам принимала за вполне себе настоящих служанок. Однако здесь речь не о том. Черноморский санаторий явно из-за своего одного названия мог серьезно угрожать моему отдыху.
Тем не менее, поначалу все складывалось весьма благополучно. Со мной поехал Евгений, но зачем-то поселился отдельно, в гостинице. Вероятно, некуда было девать деньги. Я же благополучно устроилась в санатории, и пыталась радоваться жизни вместе с соседками по комнате. В нашу дружную девичью компанию, правда, некоторую разнополость вносил мальчик лет десяти, которому просто было с нами интересно. Тусовался же он не один, а с черным псом средних размеров (просьба не путать с символом смерти), который вроде бы проживал на территории санатория и являлся, согласно части первой Гражданского кодекса РФ, вещью бесхозной.
И вот однажды случилось нечто еще более страшное и невообразимое, чем мой отъезд в санаторий. Мальчик сообщил нам, что, по его авторитетному мнению, он начал сходить с ума. Свое неординарное заявление он мотивировал тем, что черный пес разговаривает с ним телепатическим образом и сообщает всякие интересные сведения. Ну, конечно не ответы на вопросы о том, кто убил Кеннеди, и Who is mister Putin, а жалуется на жизнь, просит помочь, и вдобавок говорит, что он не совсем собака – в прошлой жизни довелось ему побывать и человеком.
Как известно, грешно смеяться над больными людьми. Их надо утешать и всячески жалеть, дабы не пробуждать ненависть и злобу к миру окружающих его людей. Вот мы и стали говорить мальчику, чтобы он не обращал на это внимания, что то, что с ним происходит, по-взрослому называется “глюки”, и что это проходит… по большей части. Пес, между прочим, во время наших увещеваний стоял рядом и внимательно слушал все, о чем мы говорили. А потом неожиданно метнулся в сторону (разговор, кстати, происходил на детской площадке, где повсюду были разбросаны игрушки и цветные кубики с буквами), и притащил к нашим ногам три кубика отвратительного желто-розового цвета, и, помогая себе лапами, составил слово из трех букв.
В оцепенении мы смотрели на пса-матершинника. Мальчику так вообще стало плохо, а мы дружно решили, что раз уж пес владеет великим и могучим, то мальчик-то с ума не сошел, и животное действительно не простое. Через некоторое время мы смогли вывести мальчика из состоянии шока, и тот в духе классического медиума сообщил, что пес разговаривает с нами через него. Оказывается, черный друг человека (все политкорректно, это не те, о ком не принято говорить!) сказал, что сейчас составит из этих кубиков, ну и, пожалуй, некоторых других, рассказ о своей жизни.
Оставалось непонятным, о какой из жизней должен был идти рассказ, и собирался ли пес
использовать в нем какие-нибудь другие выражения, кроме четкого и ясного слова ***.

Сон 2. Зам лежачий.

Кажется, наступают в жизни такие моменты, когда человек начинает совершать самые идиотские поступки, которые только можно себе представить. Например, я стала ходить с первым курсом своего факультета на лекции по истории. Впрочем, с другой стороны не так уж по-идиотски это и было. По сравнению с… гм… увлекательными лекциями, которые читались мне, преподаватели шагнули далеко вперед и придумали вот что. Несколько преподов-историков собирались вместе на лекции и разыгрывали реально произошедшие исторические события, по ролям, с подробным комментарием того, что вообще происходит. Аргументировалось это тем, что так, мол, и интереснее, и студентам легче запоминать материал. Трудно было не согласиться с такой позиций.
Но вот однажды вместо зажигательных преподов на лекцию пришла какая-то баба и начала читать обычную лекцию, без всяких там сценок. И тут неожиданно она прервалась, поскольку опытным взором натренированного лектора заметила, что в дальнем левом углу аудитории кто-то лежит. Грозным голосом она потребовала, чтобы сие лежащее существо, своим видом позорящее весь Московский университет, немедленно встало и вышло из аудитории.
Существо встало. Им оказался наш бывший замдекана, одетый в национальный русский костюм. На голове у него возлежал венок из полевых цветов. Представили эту картину? Отлично. А теперь представьте, как он не сильно довольным тоном сказал, мол, ладно уж, раз просите, то уйду.
И ведь действительно ушел. Но шоковый эффект, вызванный его наличием в аудитории в таком виде и в таком положении, оставался еще долго.

23:10 

A Night At The Opera (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
В очередной раз усевшись перед старым добрым голубым экраном, мы с женой решили отсмотреть передачу, повествующую о временах, когда любимая нами группа Queen решила поставить мюзикл. Это нелегкое дело имело месть быть аж в 1990 году, сюжет сего действа был незамысловат – сначала на сцене появлялись детишки, похожие на своих собратьев из клипа «Miracle», а потом им на смену приходили взрослые и относительно здоровые мужики – прототипы участников группы. К тому же, невероятно, но факт! – в мюзикле звучали исключительно квиновские композиции, удивительный сюжетный ход. Что было действительно оригинальным, так это торжественный выход на поклон: выходили туда все, кому не лень – и детки, и мужики, и сами Меркьюри, Мэй, Тэйлор и Дикон для пущего пафоса. Сперва ребята просто раскланивались, а затем на квинов готично падало сверху черное покрывало с дырками для голов, прожектора настраивали на хитрый свет и к великому счастью собравшихся получалось начало клипа «Богемской рапсодии». Все танцуют.


00:23 

Занимательная бредология (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Все начиналось достаточно разумно и даже не сильно бредово, особенно в свете того, что было дальше. Сперва мы с Евгением хотели полететь на Луну, но не просто так, и не добывать там гелий-3, а на какой-то курорт. И вроде бы все было ничего, чемоданы практически собраны, как тут неожиданно выяснилось, что добираться до Луны несколько небезопасно. Думаю, тут каждый бы решил отменить даже пускай спланированную заранее поездку на столь притягательный спутник Земли.
Помимо одного разочарования, вскоре наступило и другое. Мы повстречались с одним из деспотичных отцов, атавизмов средневековья, которые решают за своих детей их личную жизнь. Быть может, этот немного над своей дочерью стебался, поскольку сообщил ей, что если она будет плохо себя вести, то он выдаст ее замуж за некоего солиста некоей группы Queen, которого зовут Фредди Меркьюри. В конце сей странный тип неизменно добавлял, что если она будет себя хорошо вести, то он все равно выдаст ее за Меркьюри. Сатанинского смеха после этого, правда, слышно не было.
Нас сейчас факт возмущал чрезвычайно сильно. И я, и Евгений считали, что Меркьюри – это чересчур замечательный мужик, и что отдавать какую-то бабу за него замуж в качестве наказания – это очень тупо, поскольку: а) Наказанием не является, и б) Баба вообще этого не заслуживает.
От музыки плавно перенесемся к юридической, но не правовой дисциплине, которую все, конечно же, уже угадали. Итак, у меня было занятие по криминалистике. Задание, которое я получила, было донельзя творческое – написать детектив, приложить к нему какие-то документы (вероятно, процессуальные), оформить как следует, и сдать. У меня, как и полагается, подход был чрезвычайно творческий. Я написала шикарный детектив, про трех баб-брюнеток, которые отличались друг от друга исключительно прическами и профессиями – одна была полицейским, другая – убийцей, а третья – свидетелем). Но душа требовала еще чего-то. Поэтому я и Евгений пошли к нему на работу оформлять обложки к моему, не побоюсь этого слова, фундаментальному труду. Оформление по креативности могло превзойти все существовавшие в мире до этого момента обложки книг. Как и полагается, на любом уважающем себя химическом факультете в научной лаборатории обязательно стоит банка с миниатюрными масками женских лиц, черепов (не обязательно женских) и подобной фигни. Вот их-то мы и стали наклеивать на бумагу. К сожалению, человеческих лиц было маловато, и в основном в ход шли бывшие человеческие лица, сиречь, черепа. Получалось немного, я бы сказала, мрачновато, поэтому я и попросила Евгения раздобыть еще хотя бы парочку человеческих лиц. К нашему великому сожалению, у научных сотрудников МГУ такого рода вещей почему-то не оказалось, и я позвала Евгения обратно, чтобы заклеивать пустые места на обложке пластилином. Кажется, получилось круто.
Чудесным образом от криминалистики меня вновь вернуло к правовым дисциплинам, ну а если точнее – то просто поближе к ним. Иными словами, очутилась я в первом ГУМе, в одной из поточных аудиторий. И здесь меня ждало счастье – непонятно откуда я услушала замечательную песню Deep Purple под названием Highway Star. Мои пальцы моментально сделали жест V, и уже от сильно большой радости я стала прыгать с парты на парту, используя для этого место, где по сравнению с нами находится Луна, частично связанное с именем Меркьюри, и, к счастью, никак не связанное с человеческим лицом.

01:04 

Muchachos (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Я, Наташа и еще какой-то чувак, подозрительно смахивающий на Стивена Сигала, шли как-то по месту, подозрительно смахивающему на лес в стране, подозрительно смахивающей на Испанию. И вдруг события начали развиваться более чем сказочно. Сказочность заключалась во внезапном появлении на арене серого волка, а более чем – в присутствии с вышеупомянутым зверем товарищей по цеху. Мы уже приготовились сильно пугаться и быстро бежать, но Сигал быстро всех успокоил, пообещав, что ничего нам эти страшные звери не сделают, а может даже и наоборот. Такого авторитетного человека грех было не послушать, а что самое удивительное – он оказался прав! Серая свора пофигистично обнюхала нас и неспешно побежала дальше.
Однако на этом трогательном воссоединении человека с дикой природой дело не закончилось. Сразу после того как волки скрылись за поворотом, на нас напала настоящая организованная преступная группировка. Состояла она из чуваков, внешне напоминающих крестьян, а внутренне – бандитов. Мы с Наташей читали про ОПГ только в учебнике по криминалистике, и толку от этого было мало, зато у Сигала практика была очень неплохая, плюс пара показанных нам приемов, и у нападавших (а их было человек 15) просто не осталось шансов. Несчастные нарушители закона кричали, что сдаются и слезно просили пощадить. Я избрал очень оригинальный подход к обращению с поверженными - подходил к каждому и хлопал его по плечу так, что тот незамедлительно падал на землю, а уж после ставил на него ногу и строго так спрашивал, почему он пошел в бандиты. Среди моих временных подставок для ног оказался довольно пожилой чувак по имени Хорхе. Он признался, что на нарушение закона его толкнула острая нужда (замечу – именно острая, а не малая или большая). Самого молодого из наших пленников звали Рамон. Ему было 20 и в бандиты он пошел по пьяни, что было более чем оригинально из всего услышанного. Рамон просто сидел а баре, выпил лишнего, перестал осознавать окружающую действительность, а потом все пошли, и он за ними – так и влился в преступную группировку.
После допроса с пристрастием и ногой бандиты раскаялись в своем нелегальном поведении и клятвенно заверили нас, что обязательно исправятся в самом ближайшем времени и при первой возможности. В знак примирения и дружбы, уже перестающие быть бандитами чуваки пригласили нас в свою деревню и мы, естественно, согласились. Поступили, надо заметить, абсолютно правильно, так как по приходу обнаружилось, что нас уже дожидаются столы, ломящиеся от еды в прямом смысле этого слова. Столы были двухъярусными, то есть над основным столом был подвешен еще один, за ним тоже можно было есть. Да, испанские деревенские бандиты жили определенно неплохо. На верхний ярус посадили многочисленных детей, которые еще раз доказывали полноту бандитской жизни (и отсутствие разнообразия в жизни деревенской). Все было бы ничего, если бы не одна девочка, если и не собиравшаяся идти по стопам предков, то явно унаследовавшая талант до посинения доканывать людей. Девочка очень хотела сидеть по центру нижнего стола, где, как особо почетные гости, расположились мы. Желание девочки порождало невероятное нытье, но мы ее все время посылали, и она вроде даже отстала. Быть может, вместе с нами, девочку послал и Стивен Сигал, тогда ее вполне можно было понять…
Рамон на пиршестве сидел рядом с нами, и я не мог не поинтересоваться у него с некоторой долей стеба – не боится ли тот опять выпить лишнего и пойти в бандиты. Но Рамон яростно стал заверять меня, что такого позора с ним больше никогда не случится. В общем и целом, мы, конечно, не могли быть уверены, что жители деревни вновь не пойдут по кривой дорожке, но по крайней мере, поели мы очень неплохо.

02:34 

Любовь наносит ответный удар (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Тяжела и неказиста жизнь обыкновенной русской женщины. Теоретически, конечно, она может и коня на скаку остановить, и войти в места всякие, но вот если повадится ей звонить на телефон неизвестный мужик и угрожать страшной расправой, то тут любому станет страшно. Вот и наша героиня постоянно выслушивала идущие в ее адрес угрозы, и, разумеется, боялась.
Чтобы как-нибудь себя развеселить, решила она устроить однажды вечеринку у себя дома. И все вроде бы шло нормально, как вдруг в один момент у всех без исключения гостей появились неотложные дела, и они, неуклюже пятясь и извиняясь, начали сваливать, и в итоге свалили, оставив хозяйку дома одну. Надо сказать, та быстро поняла, в чем, собственно, дело – что все это подстроено заранее, и морально приготовилась к тому, что сейчас ей наступит трындец.
Она не ошиблась. Как только последний гость захлопнул за собой дверь, свет в комнате погас, и туда вошел высокий, в черном костюме и черном шлеме… в общем, вы его уже узнали – конечно же в дом зашел Дарт Вейдер (на самом деле Helenku сама не понимает, был ли это настоящий Дарт Вейдер или просто мужик в костюме Дарт Вейдера – прим. Helenku).
Как бы то ни было, они остались в комнате в полной темноте вдвоем. И здесь, вместо того, чтобы пугаться, наша жертва телефонных звонков в Дарта Вейдера влюбилась. Что самое поразительное, Дарт Вейдер также в нее влюбился, они обнялись и поцеловались.
После такого неожиданного поворота событий поневоле задумаешься: а вдруг на самом-то деле бабе угрожал магистр Йода?



P.S.: мы, что неудивительно, вернулись. Сессия ушла в небытие, и для полного счастья нам теперь нужно всего пару дней хорошего сна. Разумеется, с хорошими снами ;)

15:35 

Газ (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Существовало на свете одно чудесное, не сильно тронутое человеком место и имя ему было заповедник. На территории его, как и полагалось, жили зверушки разных форм, оттенков и психологических типов – львы, зебры, утконосы, вомбаты и многие другие. Животные эти были не только счастливыми, но и обеспеченными созданиями, по крайней мере, кормили их так, что желание закусывать еще и соседом даже не просыпалось в пылких звериных душах. Но тут случилось страшное – в один, прямо скажем, не слишком прекрасный день, представителей фауны просто перестали кормить, поить и даже развлекать. Животные, пережив первый период паники, в срочном порядке собрались на экстренное заседание. Сперва слово предоставили льву, как самому главному. Точнее, поскольку лев и был самым главным, то, не особо заморачиваясь, взял первое слово себе. Царь зверей с печальным видом сообщил, что мол, сейчас наступил газовый кризис, Газпром больше не поставляет газ, ему, соответственно, не платят, и в бюджет РФ доходы не идут, поэтому финансирование заповедника так резко и сильно сократили. Все вокруг дружно начали возмущаться и переживать. Несчастные создания просто не знали, что делать – ведь теперь, чтобы выжить им, вероятно, придется есть друг друга, а, поскольку все они давно сдружились, то сделать этого просто не смогут! Ну, или на худой конец смогут, но при этом им будет очень тяжело морально.

P.S.: также обращаем ваше внимание, что сегодня, 17 января, у Helenku наступил очередной день рождения! В связи с чем приглашаем всех вас, уважаемые ПЧ, радоваться вместе с нами! :)

02:21 

Эдуард в моей жизни (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Занесла меня как-то нелегкая в один из стандартных коттеджных поселков, коими так славится ближнее Подмосковье, и коие являются мечтой многих неумудренных москвичей. Была я там не одна а, как и полагается, вместе с Евгением, но пушистый муж вскоре куда-то уехал, а перед отъездом дал мне ответственное поручение – следить за каким-то мужиком по имени Эдуард, и не выпускать его из поля зрения вообще, ни при каких обстоятельствах. Делать было нечего – приказ надо было выполнять.
Я, недолго думая, познакомилась с этим, с позволения сказать, Эдуардом, и весь день шлялась с ним по поселку. Но вот наступило самое интересное время суток – ночь, а позволить Эдуарду уйти я не могла. Поэтому, скрепя сердце, я предложила ему переночевать у меня. Естественно, имеется в виду просто переночевать, а не, скажем, сложно переночевать, со всякими наворотами и прибамбасами.
Эдуард с моим предложением согласился, мы расстелили единственную имеющуюся в моем коттеджном домике кровать, и легли неподалеку друг от друга. И тут неожиданно пришел папа.
В этот момент я была готова пристукнуть Евгения чем-нибудь тяжелым, несмотря на то, что он находился не рядом. Я прекрасно понимала, что если папа увидит, что происходит в домике, то он подумает про меня явно не то, что следует подумать. Поэтому я попросила Эдуарда лечь лицом вниз, чтобы папа не заметил особо разницы между ним и Евгением. И, как ни странно, поначалу это прокатило. Папа подошел к нам, посмотрел на нас, и философски заметил, что, мол, мы с Евгением уже достаточно давно женаты, и какой, интересно, раз мы вместе ложимся спать.
На этом самом месте Эдуард, видимо, не выдержал, вскочил с кровати и крикнул, что мы с ним первый раз ложимся, первый! Папа был в шоке. Я теперь была уже готова пристукнуть Эдуарда, благо он-то был тут. Впрочем, мне этого сделать не дали, так как папа стал искренне возмущаться и наезжать на меня по поводу того, что я, такая-сякая, изменяю своему мужу. Да еще и с каким-то Эдуардом.
Окончательно выйдя из себя, я встала с постели, накинула куртку и пошла искать Евгения, чтобы привести его домой – пускай сам все объясняет: мне – нафига ему сдался этот Эдуард, папе – что я верная и преданная жена, а Эдуарду – чтобы он постарался больше так не тупить.

P.S.: с Новым Годом, товарищи!

01:53 

Интеграция прав (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Я шел по какому-то городу и увидел вдруг, что из неких полуразрушенных и почти разваливающихся частных домиков выселяют чуваков. Занимались этим поздним, но лучше, чем никогдашным делом некие органы власти, хотелось бы верить, уполномоченные на данные действия. Выселяемые реагировали на происходящее весьма неоднозначно: те, кого природа наделила более живым воображением, властям не сопротивлялись и с легкостью покидали стоявшие на честном слове дома, ну а граждане потупее, естественно, упирались. И был там один мужик, принадлежавший ко второй категории и, более того, ее возглавлявший. Он выселяться отказывался наотрез, утверждая, что критичное состояние дома – просто глупый предлог, под которым его, несчастного, хотят лишить крыши над головой. Представители власти пытались всеми силами втолковать непонятливому мужику, что дела с его жилищем действительно плохи, а для большей убедительности показывали пальцем на обвалившуюся крышу и покосившиеся стены. Но чувак был непреклонен и такие бытовые мелочи мало его интересовали.
Я решил помочь представителям власти, потому как, в отличие от мужика, тупым не был и сознавал все последствие жития в разрушающихся домах. Жития, надо отметить, недолгого. А тут еще выяснилось, что все окружающие меня люди – американцы, действие, что логично, происходит в небольшом американском городке и представители власти, что удивительно, тоже непосредственно относились к «самой свободной в мире» стране.
Меня, надо сказать, данный факт не то что не остановил, а даже порадовал. Я наскоро собрал всех в коридоре какого-то здания, прочного на вид. Понятие «все» включало в себя Наташу, мужика, который не хотел выселяться, администрацию города, полицейских, пожарных, жителей муниципального образования в целом и сотрудников моей лаборатории.
Окинув собравшихся мудрым взглядом, я начал свою общеобразовательную лекцию. Начал я скромно – зачитывая по памяти цитаты из Конституции про основные права и свободы человека и гражданина. А уж после этого лирического выступления, прерываемого только стуком ниспадающих на пол челюстей, начал втирать американским гражданам, насколько им в жизни повезло, мол их правительство заботится о них не то что наше о нас, фильмы у них снимаются исключительно клевые, аццким образованием никого не напрягают и еду из МакДональдса можно жрать хоть каждый день. Все это было занимательно, но пора было переходить к сути проблемы. А суть эта была проста и изящна – мужик, по моему мнению, не хотел выселяться не из-за пресловутой фобии стать бомжом, а лишь потому, что не знал, как взять некий неопределенный интеграл. Еще бы! Если неопределенный интеграл занимает твою голову собой, то для выселения там просто не остается места. И я стал подробно рисовать на доске, как этот интеграл решать. Мои чуваки из лабы тут же оживились – интегралы, пусть даже неопределенные, представляли для них куда больший интерес, чем конституционное право США.
Ну а под конец я снова начал добивать всех присутствующих правом, но уже муниципальным, излагая все имеющиеся в моем распоряжении сведения про местное самоуправление на прекрасной Американской территории, благо и этих сведений, и территории как таковой у меня и Штатов было предостаточно. Основы муниципального права опять-таки подтверждали неправоту бедолаги-выселенца. В итоге он либо сильно проникся моей речью, либо не менее сильно ею достался, но кивал мужик с таком интенсивностью и сосредоточенностью, что я в любом случае остался доволен.

20:17 

Небольшое объявление

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
В связи со входом в стадию аЦЦкой загруженности, появляться на дайриках мы сможем крайне редко. К сожалению, до середины января, хоть как-то читать избранное у нас вряд ли получится да и писать что-то самим будет непросто (но мы хоть как-то постараемся дабы избежать переполнение своего и без того громадного архива). Так что ко всем нашим многоуважаемым ПЧ огромная просьба - не терять нас, ждать и верить :). А мы обязательно вернемся и к ленте избранного, и к активному написанию собственных снов, если переживем этот воистину ужасный период времени. Вечно ваши,
Евгений и Helenku.

01:02 

Денди (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Настала пора немного поговорить о далеком, но счастливом детстве пушистого мужа. Среди прочих приятных развлечений вроде футбола во дворе, игры в снежки зимой, собирания пустых бутылок и обсуждения соседских девушек, у Евгения, оказывается, еще был компьютерный львенок. Несмотря на кажущуюся виртуальность, львенок жил вовсе не в компьютере, а в квартире, где прекрасно себя чувствовал. К львенку Евгений относился чрезвычайно хорошо, как и к любому представителю семейства кошачьих, и из-за присутствующей в львенке компьютерности называл его Денди.
Но как-то однажды львенок ушел из дома. Сложно сказать, что его не устраивало в нашем мире, но факт был налицо. Евгений очень расстроился, везде расклеивал объявления с просьбой найти львенка, и даже посылал письма в различные газеты. И так получилось, что только сейчас, когда Евгений уже стал большим и умным, на одно из этих объявлений откликнулся некий мужик. Он сообщил, что нашел львенка, но поскольку ежику было понятно, что львенок компьютерный, то он и загнал его в некоторую компьютерную игру, где ему и положено быть. Правда, в дальнейшем стал вопрос о названии игры. Называть ее “Денди” было немного тупо, поскольку и без того избалованный львенок возгордился бы еще больше. Поэтому игра была названа “Пингвины” – чтоб уж никто не догадался.
И этот мужик предупредил, что в игру надо периодически играть, а не поставить коробочку с диском на полку, чтобы она пылилась. Все дело было в том, что львенок вполне мог обидеться на такой вид игнора, и даже нанести телесные повреждения (легкие), если включить игру с ним после долгого перерыва.

20:32 

Двойное наслаждение (сон Helenku) PG-13!!!

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Иногда в жизни происходят удивительные встречи. Впрочем, встречи иногда бывают вполне обыкновенными, но несут в себе мощный заряд удивительного и непознаваемого. Вот и я как-то встретила некоего чувака, с которым когда-то училась вместе в школе. Персонаж этот, сразу отметим, выдуманный, но рассказать о нем здесь следует. Как водится, первым вопросом, что мы задали друг другу, был вопрос “Ну где ты щас?” И если то место, где я учусь уничтожать свой мозг, уже всем давно известно, то местом учебы моего типа одноклассника было также немного выносящее мозг заведение – биологический факультет МГУ.
Услышав сие название, я не отказала себе в удовольствии немного над чуваком постебаться. Точнее, даже не постебаться, а в открытую опустить. Начала я с того, что биофак – это полный отстой, что у них самое тупое и мрачное здание среди всех МГУ-шных корпусов (утверждение довольно спорное, но к истине близкое – прим. Евгения), и что сама биология по себе – отстойный предмет (и здесь Евгений почти что присоединяется – прим. Евгения).
Что удивительно, мой одноклассник со всем этим согласился, и после такого неожиданного заявления решил все-таки раскрыть свои карты. Он сообщил, что, поступая туда, преследовал исключительно корыстные цели. Во-первых, его чрезвычайно сильно интересовала система рецепторов вкуса, и он хотел изучить ее настолько хорошо, чтобы наслаждаться едой по полной программе. Во-вторых, больше, чем рецепторы вкуса, его интересовала анатомия человека, но не всякая там разная, а конкретно анатомия половой системы (уж не знаю, лиц какого пола, он не уточнял). По его словам, анатомию он хотел изучить настолько хорошо, чтобы рано или поздно суметь испытать совершенный оргазм.
Что такое совершенный оргазм, он опять же не уточнил. Впрочем, нельзя сказать, что его желания настолько уж фантастичны среди лиц мужского пола (прим. Евгения).

23:56 

Земельное право (сон Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Жил на свете один очень крутой миллионер, его имя и фамилия мне, к сожалению, были неизвестны, зато никнейм этого замечательного человека был достаточно знаменит, звучал он просто, но величественно – Земля. Человеком этот миллионер был, по моему мнению, очень хороший, поскольку, во-первых, с какого-то перепугу завещал мне все свое многомиллионное состояние, а во-вторых, был в таком преклонном возрасте, что эта односторонняя сделка вполне могла осуществиться в самом ближайшем времени. И вот однажды мой телефон издал звонящий звук, и голос на другой стороне, не церемонясь, сообщил мне, что Земля в больнице, ему плохо, по ходу он умирает и зовет меня, чтобы публично засвидетельствовать передачу наследственного имущества. Видимо, пробел в познании наследственного права у Земли все же имелся, но для меня это был его единственный недостаток.
Итак, мы с Наташей и ее семьей незамедлительно направились в больницу к Земле, дружно перечисляя по дороге объекты, входящие в наследственную массу. Так как о Земле (в смысле мужика, а не планеты) частенько писали в газетах, я мог не напрягаясь вспомнить десяток принадлежащих ему компаний. Наверное, это было немного не этично по отношению к еще не умершему чуваку, но нам на радостях было по-фигу.

23:51 

В поисках Волкодава (сон Helenku)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Все мы знаем такого брутального литературного героя, как Волкодав. Однако не все знают другого литературного героя, менее брутального, и известного под именем Геральт (который из Ривии). Так вот, жил однажды некий мужик, которого хотя по имени звали Волкодав, однако был он вылитый Геральт по образу жизни, и вообще по всему. Мужик был чрезвычайно клевый, этакий борец с нечистью по типу классического ведьмака. Опять же дабы усугубить ему жизнь, окружающее его общество считало, что он – полный отстойник, и даже употребляло по отношению к нему модное словечко “антагонист”. Конечно же, никаким антагонистом он не был в силу своей природной положительности, однако об этом знала только я, и никто больше.
В один прекрасный момент ситуация с общественным мнением в отношении Волкодава усугубилась тем, что он взял в заложницы какую-то дочку какого-то там князя. Взял он ее (пусть это будет напоминание того, что он взял ее в заложницы, а не то, о чем сперва хотел написать Евгений – прим. Евгения)… так вот, сделал он это не просто так, а потому что ей грозила какая-то большая опасность. Княжеские дочки – они такие, странные существа, у них нормальной жизни никогда не было, и не будет. И так уж получилось, что говорить об этом было нельзя, а мне – можно.
В связи с этим Волкодав постоянно звонил мне по мобильнику и спрашивал совета, мол, как ему поступать дальше, а иногда и просто изливал душу, так как сильно переживал из-за сложившейся ситуации. Будучи человеком по натуре добрым и отзывчивым, а также понимая, что чувака-то, в принципе, все чмырят совершенно ни за что, я ему помогала и морально поддерживала.
Надо сказать, что помимо общественного чмырения, Волкодава вполне реально искали, и, возможно, даже собирались сделать с ним что-то нехорошее. Искал его, разумеется, князь – отец похищенной княжны, вместе со своей ратью (имеется в виду, что князь был отцом только княжны, а не всей своей рати… хотя кто их, князей, знает – прим. Евгения), а также мой папа и сестра. В дружине князя они, правда, не состояли, да и в договорных отношениях тоже, но какой-то интерес у них точно был. Причем они даже подозревали, что я знаю о местонахождении Волкодава, и постоянно до меня докапывались, но я молчала как партизан, все отрицала, включая свое существование, и вскоре они отстали.
Князь же пошел другим путем. Он, не заморачиваясь особо с оперативно-розыскными мероприятиями, отправился к колдунье, чтобы та сказала ему, где находится Волкодав. С собой князь принес две тряпочки от одежды, на одной из которых был изображен заяц, а на другой свинья.
Сперва князь протянул колдунье тряпочку с зайцем, и спросил, знает ли она, что означает сей глубинный символ на ткани. Колдунья была мудрой женщиной, и ответила, что знает. Заяц, сказала она, это символ Волкодава.
Нисколько не удивленный этим ответом князь протянул ей вторую тряпочку, со свиньей, и вновь спросил, знает ли она смысл этого художественного объекта. Колдунья и здесь ответила, что знает. Свинья, сказала она, это символ печени Волкодава.
Остается радоваться тому, что у князя больше не было тряпочек с каббалистическими зверьками.

17:03 

Четверной удар (сны Евгения)

Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Сон 1. Музыкально-познавательный.

Мы с Наташей собрались как-то сесть и написать сборник вопросов и ответов о творчестве и вне творчестве группы Queen. Начать же сей шедевральный труд было решено с одного из самых известных вопросов, задаваемых фанатами Queen друг другу, другим людям и глобальной всемирной сети: «Какое отношение к группе Queen имеют дыры?» Нам ответ, в отличие от большинства фанатов и глобальных сетей был известен. И был он, к сожалению, вполне приличный. Дело в том, что когда знаменитая четверка впервые приехала в страну восходящего солнца – Японию, то была просто ошеломлена ужасным качеством местных дорог, буквально изъеденных разного рода ямами и дырами. И вроде бы все с этого момента становилось ясно, если бы не второй по порядку и важности вопрос, волнующий поклонников всего мира: «Как Queen вообще могли посещать Японию, если там так мало места?». Действительно, как?..

Сон 2. Чудесный.

Шел в деревне, видел чудо, чудо видело меня – именно этими словами можно смело начать и закончить случившееся со мной на сей раз. Но я не буду этого делать и расскажу свою историю более подробно. Итак, прогуливаясь мимо забора в своей деревне, я случайно вывернул шею под таким градусом, что сидевшая на ней голова увидела на вершине упомянутого анти-архитектурного сооружения нечто, с первого взгляда похожее на одного из слуг апокалипсиса, а со второго – на страшную девочку в красном платье выше колена. Девочка придирчиво оценила мой внешний вид и капризным тоном предупредила, что если я вдруг решил ее домогаться, то смело могу не рыпаться, потому как никакая она не девочка, а самый настоящий мальчик, несмотря на то, что на девочку похожий. На сей раз, чуду природы повезло: меня пол данного стремного ребенка интересовал мало, а вот педофила-извращенца подобное заявления вряд ли остановило бы.

Сон 3. Воздушный.

Москва – очень занимательный город, а аэродром – очень занимательное место, поэтому даже смысла нет говорить, что аэродром в Москве – это занимательно вдвойне! По крайней мере, я был в этом абсолютно уверен, когда пристально наблюдал, как взмывают ввысь, пока еще удачно минуя жилые дома, красивые и российские самолеты.

Сон 4. Правовой.

Правительство Российской Федерации решило оторваться по-полной и приняло постановление, согласно которому автомобильные шины в нашей великой стране теперь имел право выпускать только один холдинг – «Сибур», а все остальные должны были по идее правительства нервно курить в углу или в любом другом темном месте и не заниматься всякой фигней типы выпуска и продажи шин.
Но и на этом наши доблестные гос. деятели не остановились и назначили специальный тракторный завод ответственным за уничтожение и переработку всех остальных шин, которые им должны были передать вышеобозначенные нервные курильщики.
Завод был рад! Рады были и те, кто на нем работал. Дело в том, что с этим самым заводом (и теми, кто на нем работал) произошло то, что в народе называется «свезло так свезло» - до этого предприятие находилось на призрачной грани банкротства. Мы с Наташей тоже были среди ликующих, собственно, ликовали и собирались дружно перерабатывать шины.

Сны Евгения и Helenku

главная