Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:55 

Преступление и наказание. Часть 1. Лошадь (сон Helenku)

evgenku
Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Дело происходило в славном городе Волжском, как и большинство неописанных в данном разделе случаев. Были мы там вместе с Евгением. Сперва мы гуляли по городу, а потом решили вернуться домой, причем Евгений ехал на машине, а я ехала за машиной на лошади. И так как лошадь бежала позади машины, то Евгений, когда заворачивал к подъезду, совершил какой-то запрещенный ПДД маневр, который допускался только в тех случаях, когда вслед за машиной бежит лошадь (по тем же правилам дорожного движения). Поскольку, надо думать, машина ехала быстрее лошади, то последняя немного отстала. А во дворе, куда мы заезжали, сидели работники правоохранительных органов (в простанародье – менты). И, естественно, они увидели только машину, и обрадовались, мол, нарушитель! Смотрите все! А лошадь-то они и не заметили!
И тут лошадь сделала гигантскую подставу – как только я с нее спрыгнула, она ускакала в неизвестном направлении, и милиционеры не поверили, что за машиной скакала лошадь. А сказали они следующее: мол, Евгений за свое правонарушение должен понести наказание и посидеть пару лет в тюрьме. Я попыталась объяснить им, что как бы у меня есть папа определенного статуса и положения, и что если они моего мужа арестуют, то им будет весьма фигово. Но они этому тоже не поверили, сказали, мол, где ваши доказательства, заковали Евгения в наручники и остались ждать вечера, когда должен был приехать тюремный автобус, чтобы отвезти его в каталажку.
Я пока тем временем решила позвонить папе, но как назло у меня на сотовом закончились деньги. Домой я тоже попасть не могла. Короче, звонить было неоткуда. Тут пришли мои подружки, которые как бы не знали, что Евгения арестовали и просто хотели с нами погулять. Я им объяснила ситуацию и попросила дать воспользоваться своими сотовыми телефонами, чтобы позвонить с Москву. После подобной просьбы девочки немедленно развернулись и убежали, аргументируя свое поведение тем, что они, мол, и так бедно живут, а тут я прошу с их мобильников аж в Москву позвонить. Правда, одна из моих подружек, Сабира, бегала медленнее остальных, и поэтому я смогла ее поймать и объяснила, что все потраченные деньги я, естественно, верну, и в убытке она не останется. Евгения-то надо спасать! Тогда уж она согласилась дать мне на время свой мобильный.
Я даже дозвонилась с него до папы, однако здесь случилась очередная подстава. Видимо, в этот день был какой-то праздник, и папе было немного ни до чего остального, кроме празднования, в результате чего воспринимать окружающую действительность целиком он был не в состоянии. Мне не оставалось ничего делать, как вернуться к мужу и дожидаться тюремного автобуса. Кстати, одной из интересных особенностей уголовно-исполнительного законодательства в городе Волжском являлось то, что конвой тюремного автобуса привозил из центрального управления запечатанный конвертик, в котором содержалось сформулированное обвинению нарушителю закона и только после получения этого конвертика он мог зайти в автобус и ехать в места не столь отдаленные.
Пока мы ждали автобус, я предпринимала последние усилия и пыталась доказать милиционерам, что я приехала на лошади, а она убежала, иначе как бы я появилась в этом дворе – не свалилась же с неба! Я даже составила примерный словесный портрет этой самой лошади – ее цвет, цвет седла, количество копыт и другие характерные признаки. Но все усилия были тщетны. К тому же вскоре приехал автобус в виде голубого вагончика с одним маленьким зарешеченным окошечком. В нем уже были расквартированы несколько десятков преступников. Евгения, которому незамедлительно вручили его конвертик, они встретили радостными криками. Особенно выделялся на их фоне Джон Малкович.
Мы с Сабирой побежали за автобусом. Лошади не было, а в автобус нас не пустили. Вскоре автобус приехал в отделение, где наглые менты стали морально издеваться над несчастным Евгением, говоря ему, что он (цитирую) – “злостный нарушитель порядка” и что они его “обязательно упекут на несколько лет в тюрягу”. После чего попросили предоставить им конверт с обвинением, чтобы так, чисто на всякий случай, уточнить, за что же его все-таки сажать. После вскрытия конверта глаза у них полезли на лоб, и на несколько мгновений они даже потеряли дар речи, поскольку в конверте была записка примерно следующего содержания: “Вы что, уроды? Вообще офигели? Это зять генерала из Москвы! Отпустите немедленно, если вам жизнь еще дорога как память!”
Когда к сотрудникам милиции вернулся дар речи, они стали пробовать на коленях извиняться за причиненные неудобства и, чтобы окончательно загладить свою вину, клятвенно пообещали найти лошадь, устроившую всем такую грандиозную подставу, дабы она понесла самое тяжкое наказание, предусмотренное действующим законодательством.

P.S.: на сон, очевидно, оказали влияние:
1) Изучение уголовного права РФ;
2) Статья про Джона Малковича.

URL
Комментарии
2006-12-19 в 20:41 

Anoriel
Mais que vais-je faire de tout cet amour-là?
Я всегда говорила, что Фрейд - великий человек! :laugh:
:horse:

2006-12-19 в 21:41 

evgenku
Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Anoriel
Какой клевый смайлик! В тему :))))

URL
   

Сны Евгения и Helenku

главная