00:25 

Сумерки: Первая кровь (сон Helenku)

evgenku
Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Всем подросткам в возрасте 17-18 лет свойственно встречаться с себе подобными и, если позволяют моральные устои, заниматься всякими сопутствующими встрече вещами – дарить цветы, конфеты и вообще активно, что называется, дружить. Вот и герои нашей истории – мальчик и девочка, будучи в упомянутом выше возрасте, интенсивно встречались, и была у них всякая соответствующая встречам атрибутика, о которой также уже говорилось. Это позволяет сделать вывод, что была у них сильная-пресильная любоффь!
Но, как и полагается, наши герои были не совсем простые. Так получилось, что мальчик был не обычным мальчиком, а мальчиком-вампиром. Тут следует пояснить, кого мы подразумеваем под словом “вампир”. Это обычный чувак, у которого наличествуют следующие признаки: после захода солнца вырастают клыки и когти (это, кстати, больше смахивает на оборотней – прим. Евгения), они пьют кровь из всего, что движется. Двигаться, видимо, все должно не сильно быстро, поскольку его надо еще поймать. Далее – укус такого вампира был заразным и, как полагается, превращал укушенного в аналогичного укусителю вампира.
При этом описываемые мной вампиры были лишены множества недостатков, описываемых в кинематографе и литературе. Им не надо было спать в гробу, опасаться солнца, святой воды и крестов. И, наконец, самое главное – для них было придумано специальное лекарство – наподобие того, что Северус Снейп варил Люпину во время работы последнего в Хогвартсе. Вампир должен был вкалывать его себе каждый день, и тогда после захода солнца ничего не происходило – он оставался тихим, мирным и законопослушным гражданином, и не совершал ничего противоестественного. Благодаря этому лекарству про вампиров мало кто догадывался, ну а у тех, кто догадывался, твердой уверенности не было.
И как-то так случилось, что главный герой нашей истории – вампир-мальчик, забыл вколоть себе лекарство. И, как говорится, тут Остапа понесло (с). После закатывания нашего светила за линию горизонта у него (у мальчика, а не у светила и не у горизонта) начиналась веселая жизнь. Он превращался в полноценного вампира, ходил и набрасывался на, как уже говорилось, все, что движется. Это самое все, что движется, не хотело быть покусанным, поэтому интенсивно от вампира отбивалось, вследствие чего мальчик ходил слегка избитый – в синяках, царапинах и кровоподтеках. О том, удалось ли ему все же преодолеть чье-нибудь сопротивление и обратить в свою расу хотя бы одного того, что движется, история умалчивает.
Глупо было бы думать, что он мог скрыть это от своей девушки. Она замечала у него синяки и ссадины, и глубоко переживала по этому поводу (а то! Вдруг молодой человек – садомазохист? – прим. Евгения). Однако он постоянно находил какие-то отмазки, чтобы ее успокоить, и ему это удавалось.
Помимо активного общения с мальчиком-вампиром девочка, очевидно, для поддержания красоты и здоровья, ходила к стоматологу. Стоматолог у нее был хороший, поскольку к нему ходили еще все соседки девочки по лестничной площадке, а также и мальчик-вампир. Впрочем, он просто мог быть один в районе или в городе, так что выбора особого не было. В любом случае, врач постоянно просил девочку передать всякую информацию для ее соседок, и она это с удовольствием делала. Соседки были ей очень благодарны, и вскоре их благодарность переросла в нечто ощутимое, но от того и более ужасное. Они, уж неизвестно по какой причине, принесли ей от стоматолога полную подборку медицинских материалов на ее молодого человека. А там было абсолютно все – анамнезы, анализы, диализы и термолизы. В общем, тот, оказывается, чуть ли не каждый день ходил залечивать свои клыки (так как и им тоже нехило доставалось). Нет ничего удивительно в том, что девочка моментально просекла о вампирской сущности мальчика.
Когда он пришел к ней в следующий раз, она не стала ходить вокруг да около, и спросила его напрямую – вампир он или нет. Для получения более правдивого ответа она показала ему заполученные медицинские карты. Деваться было некуда, и пришлось признаваться. Чтобы как-то смягчить негативный эффект от раскрытия всей правды, мальчик быстро добавил, что вновь стал вкалывать себе антивампирское лекарство, но оно подействует только начиная с завтрашнего дня, а сегодня, после захода солнца, он будет вынужден превратиться в вампира еще разок. Но это уж точно последний раз – клятвенно заверил он девочку.
Подростки, немного ошалевшие от такого избытка информации, свалившейся им на головы, заболтались, обсуждая увиденное и услышанное, да так, что пропустили заход солнца – наподобие как Люпин забыл о полнолунии незадолго до окончания своей работы в Хогвартсе. Метаться и переживать было немножечко поздняк – мальчик уже начинал превращаться в вампира, и девочка попыталась вытолкать его в общий коридор между квартирами – мол, пускай лучше повезет нам, чем другим соседям по лестничной площадке. Но девочка была всего лишь девочкой, а мальчик – вампиром, и сделать это было крайне сложно.
Поэтому, осознав неравность сторон в данном поединке, девочка принялась звать на помощь. Первым откликнулся отец девочки, который спокойно и мирно спал в соседней комнате. Услышав, как в коридоре происходит некое непотребство, он сразу же проснулся и мгновенно вытолкал возлюбленного девочки не просто в общий коридор, а на лестницу, таким образов, пожалев соседей, которым бы вдруг приспичилось пойти покурить. Также он помимо выталкивания сообщил мальчику, чтобы тот потерпел до утра, а утром уже все будет в шоколаде. К совету такого серьезного человека сложно было не прислушаться.
Вернувшись в квартиру, глава семьи обвел всех внимательным взглядом и сказал что-то вроде “ну, вы наверное уже поняли, что я тоже вампир”. Все дело было в том, что физически справиться с вампиром мог только такой же вампир, обладающий точно такой же силой. Мама девочки, тяжело вздохнув, также призналась в том, что она – вампир, и вся семейная история всплыла наружу. Короче, оба родителя девочки были вампирами, и в свое время, т.е. при рождении ребенка, они были очень удивлены, что ребенок у них получился нормальный, не вампирский. Ей об этом было решено ничего не сообщать, но раз уж так получилось, то что теперь поделать.
Ночь прошла, и наступило утро. К ним пришел мальчик-вампир, уже абсолютно нормальный, без клыков и когтей. Все ему настоятельно рекомендовали больше не забывать о лекарстве против проявления вампирской сущности, а девочка, радовавшаяся больше всех возвращению своего возлюбленного, раз за разом напоминала, что ему следует избегать употребления красящих веществ, ведь он совсем недавно отбеливал зубы. Кровь же людей, как всем известно, очень красится и может негативно сказаться на его отбеленных зубах, и вся недешевая процедура пойдет коту под хвост.

P.S.: кстати, нашли интересную ссылку про сны, которая очень много объясняет ;)
www.rosbalt.ru/2009/09/19/673227.html

URL
Комментарии
2009-10-29 в 23:53 

Меня сложно найти, легко потерять и невозможно забыть...
Хм...Вот мне всегда снятся яркие цветные сны.Я всегда их запоминаю... И вещие снятся... :shy2:Спасибо,было интересно))

2009-10-30 в 00:07 

evgenku
Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Катенька_2110
Респект и уважуха! :beer:

URL
2009-10-30 в 00:51 

Меня сложно найти, легко потерять и невозможно забыть...
evgenku МЫ умные))))))))))) :-D

2009-10-30 в 01:54 

evgenku
Плоть не может рождаться из не-плоти, волос из не-волоса, в той мере, в которой Парменид запрещал не-бытие.
Катенька_2110
Причем очень!

URL
2009-10-30 в 11:51 

Меня сложно найти, легко потерять и невозможно забыть...
     

Сны Евгения и Helenku

главная